00:04 

Вечер вдвоем

05.09.2012 в 20:35
Пишет Эрл Грей:

Фэндом: Аи но Кусаби
Авторы: Kira Kuroi, Эрл Грей
Жанр: мы бредили
От авторов: Мы все время путаемся, кто превращается в тигра - Орфей или Гидеон (они как-то у нас идут попарно). Теперь мы исправляемся...

Вечер вдвоем



Катце придирчиво осмотрел свое отражение в карманном зеркальце (туда помещался только один глаз, челка и немного шрама), попшикал в рот освежителем дыхания и решительно позвонил в дверь. Дверь незамедлительно отъехала в сторону, и Катце вступил в приемную Рауля Ама. К Аму у него было дело, вернее, наоборот, это у Ама было дело, которое он поручил Катце, и теперь требовал отчета. Новости у были самые радужные, кроме того, дилеру очень хотелось остаться с Амом наедине. Ну, такие фантазии посещали иногда бывшего фурнитура, со всеми случается.
- Господин Ам пока занят, извольте обождать-с, - прошелестел фурнитур нынешний и испарился.
Откуда-то из глубин кабинета доносился голос Рауля, очень экспрессивно общавшегося по комму. «Нет, уж будь любезен, явись лично! - расслышал Катце. - Что значит, занят? Я тоже занят, и по твоей вине, если ты забыл! Ах, у тебя по графику обход Эоса? Ну так начни его с моего кабинета! Ничего-ничего, пройдешься чуть больше обычного, тебе полезно... Я ни на что не намекаю, я давно открыто говорю, что гиподинамия - бич нашего века! Всё, довольно пререкаться, жду тебя немедленно!»
Катце задумался, кого это может ждать Рауль, ничего интересного не надумал и посмотрел вокруг. Приемная была просторной, в ней царил вдохновенный бардак, в кресле для посетителей сидел грустный тигр, а на подоконнике цвела роскошная ярко-синяя герань...
«Тигр?!» - дошло до Катце, и он уставился на зверя, а тот уставился на него. Это был очень крупный экземпляр... До Катце доходили слухи о том, что кое-кто из Синдиката по двойным полнолуниям превращается в зверя, но, во-первых, сейчас было новолуние, а во-вторых, в рассказах фигурировал белый тигр, а этот был рыжее, чем сам Катце!
Зверь вздохнул и широко зевнул, показав громадные клыки и розовый язык, а потом начал точить когти о край стола.
Катце попятился, не сводя глаз с тигра и жалея о том, что в Эосе такие строгие порядки, и бластер пришлось сдать охране. Тут ему пришло в голову, что Рауль может и не знать о тигре, а значит, у него есть шанс загородить Ама своим телом. Возможно, он после этого даже выживет. Решив так, Катце начал было пятиться в другую сторону, к двери кабинета, но тут натолкнулся на что-то большое и несомненно живое. Осторожно повернув голову, он смог разглядеть наплечник и длинные белокурые волосы. Но это определенно был не Ам, потому что даже ему было не под силу находиться в двух местах одновременно.
- Привет, Катце! - радостно сказал Хайнес, отодвигая дилера с дороги, прошел в приемную и поздоровался с тигром за лапу: - Привет, Гидеон! Ты зажигалку не видел?
Катце онемел.
- Мр-ряу, - сказал тигр.
- Ну вот, - огорчился Хайнес. - А я думал, что я ее здесь забыл. Отличная зажигалка, золотая, с бриллиантовой монограммой, дареная, между прочим... Где ж я ее оставил?
С этими словами он бесцеремонно просунул голову в кабинет Рауля и спросил:
- Ты мою зажигалку не видел?
- Нет, - отозвался тот и явился в приемной собственной персоной. - А, Катце... Тебе придется обождать, у меня тут неотложное дело.
Катце покивал.
-Ну что? - обратился Рауль к тигру. - Что ты на этот раз сожрал?
Тигр жалобно мяукнул и умильно посмотрел на Рауля.
- Ничего не понимаю, - развел тот руками и повернулся к Хайнесу. Салас помотал головой. - И долго нам еще ждать?..
- Да здесь я уже, - раздалось от дверей, и в приемной появился еще один блонди, комендант Эоса собственной персоной. - Что опять случилось?
- Не опять, а снова, - машинально ответил Рауль. - Может, ты уже втолкуешь Гидеону, что не надо жрать всё, что попадает ему в пасть?
- Я втолковывал! - обиделся Орфей. - Но это же у него первый раз! Ему же все интересно! Я сам таким был, - добавил он справедливости ради.
- И, между прочим, обещал Ясону, что никогда и никого больше не то что не съешь, а даже не укусишь! - напомнил Рауль.
- Это была трагическая случайность! - оскорбился Зави.
- Неужели? - скептически прищурился Ам.
- Именно! Гидеон может подтвердить, - сказал Орфей и безбоязненно обнял тигра за шею. - Я просто разыгрался!
- Какие у вас интересные игры... - фыркнул Хайнес, который примостился на подоконнике рядом с геранью и болтал ногами.
- А что такого? - ощетинился Орфей. Тигр покосился на Хайнеса с укоризной. - Ну да, я люблю играть с бантиком на веревочке! Бывают, между прочим, извращения и похуже...
Салас отчетливо хрюкнул. Ам нахмурился.
- Так вот, - продолжал Зави, почесывая тигра за ухом. Тот довольно жмурился и басовито мурлыкал. - Мы и играли с Гидеоном. Я, значит, лежал на спине и...
Фырканье Хайнеса стало громче.
- ...и лапами ловил бантик, - с нажимом произнес Орфей. - И тут Гидеон выронил комм. Прямо мне в пасть.
- Так-так, продолжай, - кивнул Рауль.
- Я бы и сам его выплюнул, невкусно же, - сказал Зави, - но Гидеон зачем-то решил его достать!
- Ясно, зачем, комм-то новый, - вздохнул Ам, - потом с одним списанием замучаешься... И что произошло? Ты его укусил?
- Я?! Гидеона?! - оскорбился Орфей. - Никогда! Он сам умудрился оцарапаться о мои клыки. До крови. Я же ему еще царапину зализывал! Ну и вот, пожалуйста... Прихожу утром позвать его на завтрак, а там вот он...
Тигр гулко вздохнул и понурил голову.
- Рауль, а ты уже выяснил что-нибудь? - с надеждой спросил Орфей.
- Ничего нового, - ответил тот. - Механизм превращения точно такой же, как у тебя, только в противофазе: ты становишься тигром в двойное полнолуние, а он - в двойное новолуние.
- Жалко, - искренне сказал Зави. - Если бы одновременно, веселее было бы!
- Одновременно мы вас не прокормим, - отрезал Ам. - Ну и, кроме того, теперь известно, что оборотничество передается... хм... как минимум через кровь.
Хайнес неприлично хихикнул.
Катце молча хлопал глазами и старался запомнить как можно больше: такие тайны Эоса ему даже не снились! Он машинально вытащил сигареты и закурил.
Тигр оглушительно чихнул и зарычал.
- Ты что?! - уставился на него Орфей. - А-а! Катце! Потуши сейчас же сигарету! Разве можно рядом с тиграми курить, у нас же такое обоняние тонкое... Хайнес, пожалуйста, открой окно!
- Ага, - сказал тот, и распахнул большую створку. Сквозняком смело какие-то распечатки и журналы со стола, там что-то блеснуло. - О! Вот моя зажигалка! Я же помнил, что где-то тут ее оставил...
Катце задумался над тем, почему это Хайнес Салас забывает дорогие зажигалки в приемной Рауля Ама, а еще почему монограмму на этой зажигалке образуют вовсе не буквы «Х» и «С», а совершенно другие, но тут же отвлекся.
- Словом, наш новоиспеченный тигр что-то съел и теперь мается, - проговорил Рауль. - А я не понимаю по-тигриному! Сделай милость, Орфей, переведи!
- Гидеонушка, скажи, что ты слопал? - обратился комендант Эоса к тигру.
- Мр-р-рыау... - покаянно ответил тот.
Орфей почесал в гуще своих локонов, наморщил лоб и сказал:
- Он сам не помнит. Много чего перепробовал. Побелку, обои, проводку... Ах ты гад полосатый, так это ты проводку на двадцатом ярусе перекусил?!
- Мр-р-р... - нехотя согласился тигр.
- И как тебя током не шарахнуло!
- Гр-р-р, - презрительно сказал тигр.
- Ах, там напряжение низкое? Это в Эосе напряжение низкое?! - завелся Орфей. - Я тебе сейчас покажу напряжение!..
- Так, - остановил его Рауль. - Забирай своего приятеля и показывай ему все, что угодно, только не у меня в приемной.
- Э... но он же страдает!
- Жрать надо меньше, - сказал жестокосердный Рауль. - Я думаю, он просто объелся. Переварит - полегчает. Хотя могу отлить ему пол-литра касторки...
- Р-р-р!! - возразил тигр.
- Не хочешь - как хочешь, - согласился Ам. - Все, брысь отсюда! Все кресло в шерсти, фурнитуру опять чистить... Одно хорошо, - сказал он вслед удаляющемуся Орфею с тигром. - Вы разной масти. Так хоть можно отличить, кто что натворил!
- По лунам тоже, - напомнил Хайнес, продолжая болтать ногами. Сквозняк привел его прическу в неописуемое состояние.
- Вспомни Аишу, - сказал Рауль. - Если бы ты вынырнул из ванны и увидел перед собой тигра, ты вспомнил бы о положении лун на небе или просто заметил, какой он масти?
- Ты, как всегда, прав, - вздохнул Хайнес и прикрыл окно. - Хм... главное, чтобы они Аишу не покусали.
- Ф-ф-ф! - презрительно сказал тигр от дверей.
- Да, он невкусный, - согласился Орфей.
- Так, ты продолжаешь обход? - спохватился Рауль. - Тогда будь любезен, возьми Гидеона с собой и не спускай с него глаз! А лучше возьми на поводок!
- Ф-ф-ф-фр-р! - обиделся тот.
- Во имя всеобщей безопасности, - отрезал Рауль. - Я даже готов снова пожертвовать своим шарфом, если ты, Гидеон, возражаешь против плебейского кожаного поводка.
- Р-р-ры... - окончательно оскорбился тот.
- Ах, это похоже на петскую сбрую! Ну что ж... Орфей! Я вижу, на тебе тоже сегодня шарф, вот и воспользуйся...
- Он новый!
- Зато друг у тебя старый. Не жадничай!
- Мр-ры! - согласился тигр и потерся боком о ногу Орфея.
- Ну ладно, ладно, - пробурчал тот, снимая шарф. Потом повязал его на шею тигру, не забыв кокетливый бант, и удалился, придерживая Гидеона за этот самый бант. Судя по всему, сотрудников Эоса ждало незабываемое утро.
- А говорил, не понимаешь по-тигриному, - заметил Хайнес с подоконника.
- А я и не понимаю. Просто у него на морде все написано, - ответил Ам. - Ладно... Главное, чтобы больше никого не покусали, в самом-то деле!
- А что... - протянул Салас и закурил, пользуясь отсутствием тигра в приемной. - Представляешь себе картину: входит консул в конференц-зал, а вокруг стола сидят двенадцать тигров и смотрят на него голодными глазами!
И Хайнес захохотал как гиена.
Рауль только вздохнул, покачал головой и повернулся к застывшему Катце.
- Ну, что у тебя?..
- Я решил лично доложить о вашем поручении, господин Ам, - счел нужным пояснить Катце. – Поскольку поручение конфиденциальное…
- Да чего там конфиденциального! – махнул рукой Рауль, а навостривший уши Хайнес расслабился. – Закупка кое-чего для лаборатории и туалетной воды для меня лично. На первую половину дня.
- Я взял на себя смелость выбрать вам и на вторую половину, - проговорил Катце, подходя к Аму поближе. - Вот, извольте опробовать.
Флакон был завернут в отрез серебристого шелка. Рауль размотал его и потянул носом.
- Фрезия, жасмин, кедр, лимонное дерево, - бормотал он. – Так, а это тут зачем?
- Что? – лениво спросил Хайнес, в то время как Катце не сводил глаз с лица господина Ама.
- Да феромоны. Смысл? – обратился он к Катце.
- Э-э-э… улучшает общую гармонию аромата, - не растерялся тот.
Ам еще раз понюхал флакон и задумался.
- Лучше продолжай душиться тем, что я подарил, - посоветовал Хайнес с подоконника. – А этот аромат слишком сладкий.
- Согласен, - кивнул Ам. – Что у тебя там еще, Катце?
- Это был вечерний аромат, - мягко напомнил Катце, - а вот ваш основной заказ... То есть вот контейнер с реактивами, а вот туалетная вода.
Рауль поставил контейнер на стол и взял в руки второй флакон.
- Катце, я ведь заказывал «Лайт Блю», а не «Сильвер Блю», - сказал он недовольно.
- Да уж, душиться «Сильвером» для блонди как-то странно, - хмыкнул Хайнес.
- Простите, господин Ам, - потупился Катце, - но серия «Лайт» снята с производства, а я не мог позволить себе представить вам контрафактную продукцию, сделанную где-нибудь на задворках Галактики. Если вам не понравится новый аромат, я готов возместить...
Рауль отмахнулся, открыл флакон и принюхался.
- Хм, - сказал он. - А недурно. Хайнес, что скажешь?
Тот потянул носом.
- Пахнет, как в серверной после короткого замыкания, - вынес он вердикт.
- Тут написано - аромат свежескошенного луга после грозового дождя, - мягко поправил Катце.
- Не знаю, пахнет электричеством, и все, - фыркнул Хайнес. - Хм, Рауль, а это что?..
Он подхватил отрез ткани, в которую был завернут первый флакон.
- О! Да это шарф! Слушай, подари? Это явно не твой оттенок!
- Забирай, - отмахнулся Рауль, и Хайнес тут же намотал серебристую ткань на шею. Ему действительно шло, но Катце скрипнул зубами. - Продолжим...
Катце принялся обстоятельно докладывать, как он выполнил поручение, в то время как Рауль рассеянно слушал, время от времени переглядываясь с Хайнесом. Это очень не понравилось Катце, и он замолчал.
- Ну что же ты, продолжай, - подстегнул Рауль и посмотрел на коллегу.
- Тут конфиденциально, - пробурчал Катце, - про источник финансирования вашего заказа…
- Ухожу, ухожу, ухожу, - Хайнес понял намек и спрыгнул с подоконника. – Не желаю знать о ваших личных делах.
После ухода Саласа Рауль вздохнул и развернулся к Катце. Это показалось тому добрым знаком.
- Может быть, господин Ам хотел бы получить какую-нибудь эксклюзивную вещицу для собственного пользования? – обратился он к работодателю. – Я готов!
Катце хотел еще добавить, что не возьмет с Рауля ни кредита, но язык у него не повернулся произнести такое.
Рауль задумался.
- Даже не знаю, мне ничего не нужно… Впрочем, знаешь что, Катце! Ты в этом разбираешься. Купи мне эксклюзивную зажигалку!
Катце вытаращил глаза. Мысль о том, что Рауль может курить, не приходила ему в голову. От него никогда не пахло табаком.
- Не мне, - пояснил Рауль, правильно просчитав ход его мыслей. – В подарок. А можно и мне… чтобы не искать каждый раз.
Рауль не уточнил, кому должна предназначаться оная зажигалка, но судя по улыбке, скользнувшей по его губам, кому-то весьма приятному для Рауля.
Катце мысленно заерзал. Картина, как Хайнес наклоняется к Раулю и прикуривает от его сигареты, терзала его мозг…
- Могу предложить еще элитные сорта табака, - рискнул он.
- Интересное предложение. Те, что курите вы сами?
Катце затрепетал.
- Да, - сказал он, - могу и те самые, хотя они недостаточно хороши для вас…
- Согласен, - Рауль не стал ломаться. – Они действительно недостаточно хороши.
- Могу ли я в знак извинения пригласить вас на ужин? – с трепетом спросил Катце.
- Извинения за что?
- За то, что предложил вам недостойный вас предмет.
Рауль чуть поднял брови и посмотрел на Катце внимательнее. То, что он увидел, удержало его от стремления объяснить Катце, насколько недостойное предлагают ему иной раз коллеги, тот же Ясон Минк.
К тому же сама идея пришлась ему по душе.
- Ну что ж, - промолвил Рауль, - я приму твои извинения. В пятницу. У меня. Неплохо будет, если ты захватишь пару бутылок «Romanee Conti» не менее чем двадцатилетней выдержки.
- Непременно, господин Ам! - Катце не поверил своим ушам.
- И элитные сорта табака, - напомнил тот.
- Обязательно, господин Ам!
- И все-таки раздобудь мне «Лайт Блю», пусть даже контрафактный, - закончил Рауль. – «Сильвер» мне не нравится. Не желаю пахнуть сгоревшей проводкой.
- Как прикажете, господин Ам!..
- А теперь можешь быть свободен.
- До пятницы!
- Да, до пятницы, - махнул рукой Рауль и вернулся в свой кабинет.
Катце спустился с 82-го этажа едва ли не быстрее лифта. Он летел на крыльях любви. Крылья совершенно застили ему белый свет и в том числе цену на три бутылки «Romanee Conti». А вот с остальным у него возникли неожиданные препятствия. Ни один поставщик готовой еды на дом не брался выполнить заказ в Эос. И наоборот, фирменный поставщик Эос ни в какую не принимал заказа от неизвестного лица, требуя непременно санкции элиты. Катце плюнул на все и заказал еду к себе домой, рассчитывая, что привезет все сам. Мысль подкинуть в жаркое каких-нибудь любовных снадобий он отмел сходу, хотя и не без сожаления. Просто Катце вспомнил про нюх Рауля.
В пятницу вечером, нагруженный судками и коробками, едва не забыв в последний момент вино, Катце подъезжал к Эосу. Кучу коробок увенчивал пластиковый космодром с огромным тортом. Катце рассчитывал, что против торта (с трогательными пожеланиями) Рауль не устоит.
На входе в Эос Катце поджидало неожиданное препятствие в виде Орфея Зави. Орфей был бдителен. Он вознамерился тщательно обыскать все принесенное Катце и даже попробовать на предмет выявления яда. С огромным трудом, ссылаясь на консула и Рауля Ама, Катце удалось отстоять все добытое непосильным трудом, даже торт с кремовыми розочками (на который покушался не только Орфей, но и случившийся поблизости Гидеон, желавший восполнить недостаток калорий), даже дорогущее вино, на которое положил глаз пробегавший мимо Аиша! Пришлось проявить чудеса изобретательности, недюжинный дипломатический талант и наобещать всем присутствующим массу скидок, чтобы прорваться в святая святых!
И вот он поднялся на нужный этаж...
Внести добро в столовую ему помогли двое фурнитуров. Стол уже блистал хрусталем, фарфором и серебром, оставалось лишь разложить еду. Омары и устрицы заняли место на крошеном льду, жаркое из косули источало райские запахи, коллекция сыров поражала воображение. В середине Катце со скромным торжеством лично пристроил блюдо с национальным кересским блюдом – селедка под шубой. Тут же он откупорил вино – чтобы подышало. И отошел в сторону, любуясь делом своих рук. В столовую вплыл Рауль, оглядел эту кулинарную инсталляцию и довольно хмыкнул.
- Как всегда, на высоте, - сказал он с улыбкой и покосился на пристроившийся на приставном столике торт. Особенно Рауля заинтересовали зеленые розочки с цукатами.
- Прелестно, - заключил блонди.
- Ваш одеколон, - протянул Катце флакон. - Лучший из контрафактного!
- Хм... - сказал Рауль, понюхав. - Почти не отличается от настоящего, а если отличается, то в лучшую сторону.
Катце довольно улыбнулся.
- А вот табак, извольте, - открыл он коробку из красного дерева с перламутровой инкрустацией.
- О, интересно, нужно будет попробовать... - снова принюхался Рауль. - Какой богатый аромат... Кстати, а какой-то из этих сортов можно использовать в кальяне?
Катце поперхнулся. Видение Рауля в зеленом халате, раскинувшегося на атласном покрывале своей громадной кровати и лениво покуривающего кальян, стало для него серьезным испытанием.
- Д-да, вот эти два, - выговорил он.
- И вино вы раздобыли именно то, что я просил, - удовлетворенно сказал Рауль и уселся за стол. Катце саморучно разлил вино по бокалам и с замиранием сердца собрался сесть напротив Рауля, как вдруг фурнитур распахнул дверь.
- Господин Ам, к вам... - начал он, но договорить не успел.
- О, я смотрю, стол уже накрыт! - весело сказал Хайнес. - Привет, Рауль! Привет, Катце!
- Привет, - отозвался Ам. - Где ты шляешься?
- Работаю, - пожал плечами Салас, плюхнулся на свободный стул и взял бокал. - М-м-м, мое любимое вино! Его же не достать! Рауль, ты волшебник?
- Не я, - лаконично ответил тот и указал на Катце.
- Катце, твои таланты несомненны! - сказал Хайнес, смакуя вино. - А что ты тут стоишь?
- Господин Ам пригласил меня на ужин, - с достоинством сказал Катце, гипнотизируя взглядом спину Хайнеса.
- Как интересно! - Хайнес успел положить себе две ложки селедки под шубой. - А это что?
- Садись, Катце, что же ты стоишь, - пригласил Рауль, следя за тем, как фурнитур кладет ему на тарелку сырное ассорти.
Стульев было всего два, да и те заняты элитой, поэтому Катце оставалось только сесть на пол.
- Спасибо, я постою, - с достоинством произнес он и добавил, отвечая на вопрос Хайнеса: - Это селедка. Под шубой.
Катце пристроился на стуле, поспешно принесенном одним из фурнитуров и мрачно поедал селедку под шубой вперемешку с седлом косули. Его одолевали нехорошие предчувствия.
С другой стороны, он сюда не вино пить пришел. Катце собрался и обратился к Раулю:
- Как вам вино, господин Ам?
- Прекрасно! - ответил вместо того Хайнес.
- У Хайнеса сегодня день рождения, - пояснил Рауль. - Так что торт тоже очень кстати.
- Свечей нет, - усмехнулся Салас.
- Катце, можно быстро раздобыть свечи? - осведомился Ам.
- Для вас - что угодно, господин Ам! - сказал Катце, скрежеща зубами.
- Ну так поди и раздобудь, - небрежно махнул рукой Рауль. - А мы пока побеседуем о своем...
Катце покорно встал и вышел. За пределами столовой из его груди вырвался рык. Однако, вспомнив о желании Рауля, Катце стиснул зубы и быстро направился к себе в кабинет. Там у него были припасены свечи на случай отсутствия электричества в Эосе. Не фонтан, но для Хайнеса сойдет, рассудил Катце.
Когда он вернулся, Рауль и Хайнес сидели близко и что-то разглядывали едва не щека к щеке.
- Свечи! – громко сказал Катце. Блонди отпрянули друг от друга.
- Как ты быстро! – заметил Рауль.
- Давай свечи! - сказал Хайнес и допил вино из раулева бокала. - А верхний свет выключи. Тр-ребую р-романтики!
Катце снова скрипнул зубами, но послушно выключил свет. С его точке зрения, романтичнее не стало. Стало темнее, а в этой темноте могло случиться что угодно. Ну просто что угодно. Например, внезапная смерть некоего лишнего блонди.
Но вот блонди такие мелочи не занимали. Сперва в темноте послышались странные звуки, потом еще более странные звуки, потом вообще неопознаваемые звуки, а потом зачиркала зажигалка.
- Сперва свечи надо было зажечь, а потом свет гасить, - сказал Хайнес, поджигая фитильки. Катце пожалел, что не принес вместо свечей динамитные шашки. - Ну что ты, право, как маленький!
- Кстати о маленьких, - произнес Рауль, водружая торт на стол. - Во-первых, если ставить свечи по числу твоих лет, места не хватит. Во-вторых, свечей тоже не хватит.
- Поставим одну, - легкомысленно сказал Хайнес и воткнул самую красивую свечку в середину самой большой кремовой розы. И поджег.
Катце пожалел, что не отравил торт. Хотя кто знает, может, Рауль и отраву по запаху распознает?
- Отлично! - сказал Ам. - Теперь загадывай желание!
- Загадал... - улыбнулся Хайнес, прищурился и задул свечу.
К несчастью, он не рассчитал силу своих легких, поэтому верхнюю часть торта, а именно крем и безе, снесло на Катце. Свеча по счастливой случайности не угодила ему в глаз, а повисла на плече.
- Ой... - сказал Хайнес. - Я не хотел... Рауль, что с тобой? Рауль?!
А господин Ам непристойно ржал, зажимая себе рот серебристым шарфом господина Саласа...
Катце мужественно жевал торт. Торт был ничего, и Катце уже обрадовался, что не отравил его. Вместе с тортом в Катце вливалось спокойствие. Конечно, будь на месте этого Хайнеса кто-то рангом пониже, он бы сам уже слизывал торт с наглой морды, но с блонди, да еще в присутствии Рауля, Катце так поступить не мог.
Он скинул с плеча свечу, постаравшись, чтобы она упала на новые штаны господина Саласа и спросил у Рауля почти нежно:
- Где тут у вас помыться можно, господин Ам?
Господин Ам, с трудом приведя челюсти в регламентируемое состояние, только показал рукой.
- Не вижу! - мстительно ответил Катце. - Здесь темно.
Ам одной рукой вытирал слезы, другой взял Катце за плечо (Катце затрепетал) и куда-то повел. По дороге они пару раз останавливались (потому что Рауля корчило от смеха), но все же в итоге пришли в ванную комнату.
- Располагайся, - приветливо сказал Ам, уже почти справившийся со смехом. - Можешь взять вот этот халат.
Халат оказался примерно на полметра длиннее, чем было нужно Катце. Фурнитур уволок его одежду, но не сидеть же в ванной, дожидаясь, пока высохнут пиджак и брюки? И, подобрав полы малинового атласного чудовища, Катце направился обратно в столовую.
В столовой никого не оказалось никого из блонди. Торта тоже. Катце пошел искать дальше и по взрывам хохота определил, что блонди находятся в гостиной.
Так оно и было. Рауль, успевший снять форменный сьют, и Хайнес (тоже избавившийся от травмоопасных наплечников) разлеглись на необъятном диване. По комнате плавали клубы дыма, а Катце вошел как раз в тот момент, когда Рауль передал Хайнесу мундштук кальяна, а тот ему - бутылку вина.
- А это вот Ясон на практике, - показывал Рауль на экран ноутбука.
- Ы-ы, какой забавный! - ржал Хайнес, утыкаясь лбом в подлокотник.
- А это я!
- У-у, какой серьезный!
- А это ты!
- Э-э... ну, могло быть хуже...
- Гхм-м! - сказал Катце как можно громче.
- А, Катце! - удивился и как будто обрадовался Рауль. - Ты тоже здесь! Какими судьбами! Ну садись, раз пришел. Хайнес, подвинься.
Хайнес подмигнул Катце и подвинулся. Потом подумал и сунул ему в руки мундштук кальяна, небрежно выдернув его изо рта рауля. Катце затрепетал (в который уже раз).
- Неплохой табак! - заметил Рауль тоном знатока. - Знаешь, Катце, тебе следовало бы покупать такой же. Узнай имя поставщика и бери только у него.
- Слушаюсь! - сказал Катце сквозь мундштук.
- А ты, Катце, был с нами с нами на практике? Щас я тебя найду... Ах да... - опомнился Хайнес. - Тебя тут нет.
- Смотри, смотри, Аиша! - обрадовался Рауль, тыча пальцем в экран. Его колено входило в болезненное соприкосновение с боком Катце, но тот терпел. - Забавный какой!
- Ага, забавный! Он у меня уже тогда любимый калькулятор выцыганил, - фыркнул Хайнес. Подумал и добавил: - А я ему глаз подбил.
- Так это был ты! - восхитился Рауль. - Отличная работа! Так ровно, симметрично...
- Ты о чем?
- Ну, второй-то глаз...
- Второй не я, - открестился Хайнес. - Второй, кажется, Леон. Но за что, не знаю.
Катце понял, что сейчас сюда пригласят еще и Клэра, и заерзал.
- Катце, не вертись, - недовольно сказал Рауль. - Ты меня отвлекаешь. Лучше съешь что-нибудь.
- Вся еда в столовой! - возразил Катце.
- Так иди в столовую и поешь! А то одни кости, - добавил Рауль.
Катце понял, что его выпроваживают, и надулся. Он давно уже чувствовал, что вечер вдвоем с Раулем как-то не задался.
- Точно, - подтвердил Хайнес и потыкал его в бок. - Кожа да кости! Совсем тебя Ясон не кормит! Иди, там лангуст остался.
Катце неохотно встал с мягкого дивана и пошел в столовую. Хайнес не соврал: на столе остались лангуст, устрицы, мясо, рыба, холодные закуски, даже уцелела частично селедка под шубой. Катце сел к столу и с готовностью взял в руку вилку. Он был полон решимости сожрать как можно больше. Тем более что на нем был просторный халат Рауля, а не узкие брюки.
Когда Катце наелся до отвала, в столовую просочились новые гости, сопровождаемые смущенным фурнитуром. Это были Орфей и Гидеон. Завидев Катце, Орфей тут же посмотрел на часы.
- Опять тот же посторонний в Эосе! – укоризненно сказал он, приступая к селедке под шубой.
- Я не посторонний, - возразил Катце с набитым ртом, прожевывая ломтик балыка. – Я еду принес.
- Еду – это хорошо, – Орфей водил носом. Гидеон без церемоний подвинул к себе блюдо.
- А где Рауль? – спросил Орфей, подкрепившись.
- Там, - Катце махнул рукой в сторону. – Вон откуда дымом пахнет.
- Совсем охренел, - резюмировал Орфей, принюхавшись. – Вот сейчас как выдам предписание по нарушению правил противопожарной безопасности, будет знать! А вино где?
- Вылакали, - с сожалением ответил Катце.
- Точно напишу, - озлился Орфей.
Гидеон осторожно заглянул в гостиную и тут же закрыл дверь.
- С точки зрения противопожарной безопасности там все в порядке, - заверил он, - а пить нечего. И вообще, Орфей, мы собирались идти к тебе, у тебя котлеты остались. И шампанское.
- Котлет мало! - ответил тот.
- Но шампанское-то есть! Надо отметить мое возвращение в человеческий облик! Или не очень человеческий, но не суть... Пошли!
- А поедемте к цыганам, господа! - вдруг сказал Катце, икнув. Видимо, улитки в чесночном соусе как-то странно на него подействовали.
- К цыганам? А что там делать? - удивился Орфей.
- Купать лошадей в шампанском! - выдал Катце.
- На какие кредиты? - фыркнул Гидеон.
- Ну... кого-нибудь стаутом обольем... - сник тот.
- А поехали, - лихо сказал Орфей и поднял Катце со стула. - Никогда не был у цыган!
- Только я в халате! - предупредил Катце, повиснув на руке у Орфея.
- Да хоть в трусах! - сказал тот.
- Хороший халат, - похвалил Гидеон (халат был ему смутно знаком).
- Рауль подарил! – похвастался Катце.
- Это надо отметить! – подхватил Орфей.
Через некоторое время в столовую выглянул Хайнес. Столовая встретила его пустотой – особенно заметна была пустота в районе стола.
- Странно, - поделился Хайнес с Раулем. – Я готов поклясться, что слышал голоса Орфея и Гидеона в столовой. Но там никого нет.
- Это от кальяна у тебя глюки, - уверенно ответил Рауль. – Чтобы Орфей да упустил случай сунуть нос куда не просят? Не верю!
- Да, табачок крепкий, - согласился Хайнес, возвращаясь в исходную позицию на диване. – Как, говоришь, зовут поставщика?
- Как-то на «К», - махнул Рауль рукой. – Или на «Р». Словом, его зовут Катце.
- Где-то я это имя слышал, но точно не скажу, - задумался Хайнес. – Но надо будет с этим чуваком познакомиться поближе.
- Меня потом познакомишь, - сонно пробормотал Рауль.
- Ага... - ответил Хайнес, и голова его склонилась на плечо Рауля.
День рождения удался.
А как халат побывал у цыган и вернулся к хозяину, это уже совсем другая история.

URL записи

@темы: Стеб по АнК

URL
   

Чайный домик

главная