17:24 

Чисто амойское убийство

31.08.2012 в 13:30
Пишет Эрл Грей:

Фэндом: Аи но Кусаби
Автор: Эрл Грей
Жанр: джен

Чисто амойское убийство


Макс Шинкер прикусил сигару и прищурился, оглядывая залитые солнцем газоны.
Его ошеломила почти тропическая жара, разноцветные люди в разноцветных одеждах, великолепные здания, зелень и голубое небо. Не такой он представлял себе обитель всех пороков.
- Проходите, миста, – напомнил полицейский в строгом черном комбинезоне и закрытом шлеме.
- Все отлично, офицер, - благодушно ответил Макс, - любуюсь вашей прекрасной планетой!
На лице полицейского не отразилось ожидаемых Максом чувств, и он решил побыстрее влиться в общую толпу туристов, спешащих к аэролифтам.
Шинкер был грузным высоким человеком с седым ежиком волос, на голове в офисном костюме, при галстуке – в такую-то жару. Он выглядел клерком, проводящим отпуск на планете развлечений - Амои. В сущности, он и был тем, кем выглядел, только клерком стоимостью в 420 миллионов долларов.
Шинкер добрался до забронированного отеля менее чем за час – и это учитывая прохождение таможни и дорогу, что приятно его удивило. Номер, двухкомнатный люкс, превосходил все ожидания, но Макс ничем не выдал своего удивления. Дождавшись, когда коридорный выйдет, он присвистнул сквозь зубы и вышел на лоджию, словно висевшую высоко в воздухе над городскими хайвеями. Город греха таял в голубой дымке, многообещающе подмигивал световыми рекламами, пахнул цветочной свежестью и дорогой кожей. Хотя нет, это из номера…
Пока он неспешно принимал ванну, заказывал столик в ресторане, выбирал костюм, в его голове крутилось некое воспоминание, словно он что-то хотел и не мог вспомнить ясно. Чье-то лицо, имя? На Терре, в Марсианских территориях, в лайнере или же здесь, на Амои? Не вспоминалось. Поэтому Макс не спеша оделся, решив, что услугами массажистки воспользуется позже, и отправился ужинать. Он ощущал себя светским человеком, живущим полной жизнью, среди таких же богатых и пресыщенных. И так будет всегда, до самого конца, до которого благодаря биотехнологиям Амои, еще очень и очень далеко…


***
- Что-то еще, Катце? – Ясон Минк почувствовал нерешительность своего бывшего фурнитура. У Катце было такое лицо в те моменты, когда сомневался, стоит ли докладывать боссу о чем-то, не имеющем прямого отношения к их делам, но могущем иметь такое отношение в перспективе. Чутье Катце не подводило, в этом блонди не сомневался.
- Налет на фургон, перевозящий грузы для полицейского участка, - неохотно сказал Катце. – Очень странно. Машину оставили без присмотра буквально на пять минут, в итоге фургон был вскрыт. То ли налетчиков спугнули, то ли они взяли что-то важное для себя, а остальное бросили…
- Что пропало? Оружие?
- Нет, оружия там не было. Индивидуальные аптечки, несколько костюмов для полицейских, наручники, еще какая-то мелочь… Практически все осталось на месте.
- Может быть, налет скрывает что-то другое? Или просто среди груза не было того, что они ожидали?
- Трудно сказать, - Катце уже жалел, что завел этот разговор. – Просто я не припомню такого наглого налета на полицейскую машину.
- Монгрелы?
- Скорее всего.
Ясон Минк подумал.
- Выйдешь на связь с Семьями Кереса. Напомнишь о статуте относительно огнестрельного оружия. И пусть там уймут своих головорезов.
- Да, господин Минк, - Катце согнулся в поклоне.

***
Минк задумчиво проводил взглядом худую фигуру. В дверях Катце едва не столкнулся с влетевшим как вихрь Амом и еле успел отшатнуться.
- Торопишься, Рауль? – спросил Ясон, наблюдавший за стремительным продвижением друга по кабинету.
- Чем меньше времени я потрачу на передвижение, тем больше проведу с тобой, - фыркнул Рауль. – Твой фактотум уже уходил, значит свои дела вы закончили.
- Блестящее умозаключение, - Минк лениво поаплодировал. – А у тебя есть причины торопиться?
- Есть, - кивнул Рауль, присаживаясь на блестящую поверхность Ясонова стола.
- И какие же?
- Хочу лечь спать пораньше. Не все же такие трудоголики, как ты.
- А как же твой любимый микроскоп? Уже наигрался?
- Знал бы ты, Ясон, как я устаю от людей, - Рауль вздохнул и свел брови. – А сегодня я был вынужден чуть ли не весь день провести с представителями той корпорации. И зачем? Все, что я им рассказывал, мог бы с тем же успехом сказать и младший лаборант!
- Бизнес есть бизнес, - произнес Ясон серьезно.
- Ты отлично пародируешь Хэзалла, - Рауль криво улыбнулся, - но избавь меня от его присутствия хотя бы в личное свободное время!
- На пати его точно не будет. – Ясон встал. – Ты идешь?
- Да, конечно, - Рауль встал следом и потянулся. – Я бы предпочел посидеть здесь с тобой, но этикет…
- Пойдем вместе. Только не рассчитывай лечь спать пораньше, я чувствую, что протокольным временем мы не отделаемся.
- Что ты имеешь в виду?
- На пати будут гости-внешники… Личные знакомые Орфея. Он предупредил.
- Кто бы предупредил меня, я бы нашел, чем заняться в это время! – сердито сказал Рауль, страдальчески возводя глаза к потолку.
- Тебя никто не заставляет с ними общаться, ограничься приветствием.
С этими словами Ясон первым вошел в залу.
Чужаков на пати было всего трое, и это откровенно обрадовало Рауля. Двое из них, однако, как прилипли к главе Синдиката, так и не отставали. Ясон был совершенно спокоен, Рауль же раздраженно фыркал, завесившись волосами. Он устроился у окна, поглядывая одним глазом на собрание, другим – на лиловый закат на полнеба.
- Не помешаю? – спросил Хайнес, подходя сзади.
- Нет, - коротко ответил Рауль. Хайнес слегка коснулся его бокала своим.
Рауль отпил глоток, но раздражение не ушло.
- Знаешь, кто этот внешник? – спросил Хайнес, показывая бокалом на сидящего рядом с Зави грузного мужчину с неприятным лицом.
- Личный знакомый Орфея? – предположил Рауль равнодушно.
- А, ты в курсе… Он отловил Орфея на какой-то планетке и сделал нашему мистеру Элегантность дорогой подарок. И все ради того, чтобы заручиться покровительством Орфея, когда понесет свои телеса и проблемы в наш центр геронтологии. Представь, подарил набор золотых столовых приборов на двенадцать персон.
- Какая безвкусица, - поморщился Рауль.
- Да, но Зави оценил размах… Ему, думаю, польстило это простодушное варварство. Пара килограммов золота туда ушла точно.
Рауль меланхолично допил свое вино.
- Так что, не исключено, что он станет и твоим личным знакомым, - заключил Хайнес. – Терранин хочет жить долго, по возможности вечно.
- С его внешностью этого делать не стоит, - фыркнул Рауль. – Лучше предоставить все естественному развитию событий.
Хайнес усмехнулся.
- Мультимиллионерам кажется, что они лучше других людей, но они всего лишь богаче.
- А в остальном тот же уровень питекантропа, - закончил Рауль, неодобрительно глядя на Орфеева знакомого.
Питекантроп улыбался сидящему рядом блонди и вливал в себя вултейн бокал за бокалом.
- Рауль, - Орфей наконец заметил биотехнолога и подошел, обаятельно улыбаясь, - позволь представить тебе мистера Шинкера. Он хочет еще долго наслаждаться жизнью и посему решил воспользоваться одной из наших революционных технологий омоложения. Ты, как разработчик…
Рауль сделал жест, словно отстраняясь от такой чести.
- Я всего лишь возглавлял команду профессионалов. Ждем вас в нашем центре, господин Шинкер. А сейчас прошу меня простить…
Рауль круто развернулся и направился к выходу.
***

- Ты рано ушел и не видел самого интересного, Рауль, - приветствовал его Минк.
Рауль закатил глаза в комической гримасе отчаяния.
- Если ты про жизнелюбивого господина Шинкера, я не желаю выслушивать про его старческие болячки.
- О нет! Просто те двое терран, которые весь вечер занимали меня, рассказали о Шинкере много интересного. Он же их не замечал, а когда внезапно заметил, едва не подавился вултейном.
- Жаль, что он не подавился раньше, столько вина сэкономили бы, - безжалостно отрезал Рауль.
- Мне показалось, что они конкуренты, - продолжал Минк. – И каждый стремился опередить другого. Каково было Шинкеру внезапно выяснить, что не он один сумел завести знакомства с элитой и ему прямо-таки наступают на пятки!
- Надеюсь, эти господа не намерены завести знакомство еще и со мной?
- Нет, если они и собираются воспользоваться нашим гостеприимством, то исключительно в Мидасе.
- Отлично! Надеюсь, их больше никогда не видеть ближе чем в сотне метров от себя.
Минк чуть раздвинул губы в усмешке. Он понял расклад сил еще вчера, и ему пришлось контролировать лицо, чтобы не рассмеяться. Федералы явно были недовольны тем, что встретились нос к носу, причем в тот сладостный момент, когда они приобщались к элите элит, таинственной и недоступной верхушке Амои. Катце, который с позволения Минка ввел их на недоступную для простых смертных вечеринку, не сказал о том, что два компаньона-терранина знакомы с Шинкером, да, похоже, и не знал этого. Означало ли это что-нибудь? Минк пока не знал, но счел полезным заметить этот факт.
***
- Интересно, осталось хоть одно местечко в галактике, куда не забрался этот жирный боров? – шипел Лейтанг, не обращая внимания на водителя, доставлявшего их в отель.
- Да брось, Джи, ему эта встреча самому поперек горла, - кисло отозвался его партнер по бизнесу Самуэльсон. – Нам и не обещали, что мы будем единственными терранами, кому будет дозволено здесь присутствовать.
- Да, но хотелось бы. Учитывая, какие деньги мы заплатили тому парню.
- Меня больше интересует, что здесь нужно Шинкеру. Наверняка унюхал запах больших денег.
- Здесь везде пахнет огромными деньгами. Посмотри-ка на тот дом, - Самуэльсон кивнул на окно.
Огромное здание висело в воздухе, роскошные аэромобили парковались у ажурного мостика, ведшего на открытую террасу, залитую огнями.
- Планетка небедная, - кивнул Лейтанг, успокаиваясь. – И цены соответствующие.
- Ну у нас с тобой хватит, чтоб развлечься! – хлопнул его по плечу Самуэльсон. – Завтра после обеда никакой работы, я слышал, под это дело здесь отвели целый район. Надо его навестить!
- Интересно, а эти блонди, которые вчера нас принимали, туда ходят?
- У них, я думаю, свои заведения, классом повыше. Я к себе, - с этими словами Лейтанг кивнул партнеру и направился в свой номер.
Джи Лейтангу было 37 лет, из них двадцать шесть он провел в бедности, зато сейчас владел приличным состоянием и купался в роскоши. Несколько лет назад он купил пакет акций компании, которой владел Мик Самуэльсон. Партнеры вопреки прогнозам притерлись друг к другу и составляли довольно гармоничную пару – невысокий, смуглый и верткий Лейтанг и начинающий толстеть добродушный белобрысый Самуэльсон. Они часто отдыхали вместе, отправив жен на какой-нибудь модный в сезоне курорт. Поездка на Амои обещала быть сказочной. Но один только вид Макса Шинкера отравил все им впечатление.
Этот человек обладал удивительным нюхом на выгодные вложения капитала. Где он появлялся, там стоило ждать поживы. С другой стороны, там, где появлялся Макс Шинкер, появлялись и проблемы; его неприятели разбивались на своих дорогих гоночных авто, травились несвежими лангустами или бывали убиты своими прелестными, но алчными спутницами. Словом, везение отказывало им напрочь. Все это создало Максу Шинкеру вполне определенную репутацию, которая ему нисколько не мешала.
Партнеры по бизнесу не просто так решили прокатиться в соседнюю галактику, и удача в делах была им крайне необходима. Тот факт, что одновременно с ними сюда прибыл Шинкер, наводило как минимум на два неприятных вывода: он намерен чем-то поживиться и оставить конкурентов в дураках.
Лейтанг мотнул головой, отгоняя неприятные мысли, и принялся раздумывать, как ему одеться для посещения мидасских казино. Он выбрал светлый летний пиджак и легкие брюки, заколол галстук булавкой с большим бриллиантом, потом постучал в дверь номера Самуэльсона. Тот развалился в кресле в халате и рассматривал виртуальную рекламу веселых домов.
- Я в Мидас – собираюсь приобщиться к хваленым местным развлечениям. Не составишь мне компанию? – спросил Лейтанг у партнера.
- Я, пожалуй, загляну в пару-тройку массажных заведений, только отдохну после перелета, - ухмыльнулся Самуэльсон. – Говорят, там просто рай.
Лейтанг кивнул. На Терре проституцию зажали в такие рамки, что для любителей клубнички Амои правда должна была казаться землей обетованной. Он же предпочитал азарт - когда кровь кипит, сердца бьются, а деньги скользят по зеленому сукну или по блестящей дорожке рулетки к тому, кто в данный момент стал любимчиком фортуны. Лейтангу нравилось быть ее любимчиком и в игре, и в жизни. И он считал своим долгом делать богине удачи подношения и никогда не высказывал неудовольствия при проигрыше.
- Квартал казино, - приказал он таксисту.
***
Макс Шинкер недовольно выпятил губу, разглядев в нескольких метрах от себя неразлучную парочку. Надо же, они даже отель выбрали тот же самый, который облюбовал он. И как это они просочились на такой важный прием в верхах? Не иначе сунули кому-то взятку. Впрочем, какое ему дело до их мелких делишек! У него оставалось три дня до того момента, когда он наконец начнет долгую процедуру омоложения в центре геронтологии, и Шинкер намеревался оторваться напоследок перед тем, как на пару месяцев отказаться от удовольствий.
Он вызвал такси и отправился в Мидас.


***
Катце сидел у себя в кабинете и курил, задумчиво глядя в пространство. Ему выпала небольшая пауза между рабочими переговорами, и он собирался использовать ее на всю катушку. Однако вызов исходил от Минка, и не ответить было нельзя. Катце мгновенно подобрался и включил комм.
- Что там у тебя? – буднично поинтересовался блонди.
- Все в порядке, господин Минк.
- Странных происшествий больше нет?
- По моим каналам ничего такого не докладывали, - осторожно ответил Катце. Блонди напомнил о странном происшествии с полицейской машиной, которое мучило Катце своей намеренной нелогичностью. Нападение, граничащее с безумием. Жестокость даркменов по отношению к монгрелам и прочему населению Кереса была хорошо известна, и кто был настолько безрассуден, что решился на эту выходку? Причем без какой-либо видимой выгоды для себя. Главы Семей Кереса, с которыми он имел длинную и неприятную беседу, клялись всем, что им дорого, что не имеют к этому отношения и даже не знают тех, кто мог бы его иметь. На это могли бы пойти «бизоны», просто, чтобы лишний раз доказать свою крутизну, но их давно не было…
Минк отключился, и Катце вздохнул с облегчением. Меньше всего ему хотелось бы расследовать эту головную боль. Пусть этим занимается полиция.
Катце вздохнул и придвинул к себе клавиатуру. Пусть все идет своим чередом.

***

Утро начиналось привычно: в кабинет главы Синдиката ворвался Рауль и, негодующе фыркнув, занял любимое место на краешке стола.
- Что сегодня? – спросил Минк.
- Этот… - Рауль пошевелил пальцами… - федерал, которого представил Орфей на той пати, не соизволил явиться в центр, хотя ему было назначено время и собраны специалисты. Как это на них похоже, о Юпитер! Хорошо еще, я не явился на ту консультацию, хотя глава центра мне намекал. Его прождали полчаса, потом позвонили в отель. Там сказали, что клиент отправился развлекаться в Мидас и до сих пор не вернулся.
- Это комплимент заведениям Мидаса, - без улыбки сказал Ясон.
- Думаешь, он одурел до такой степени, что обо все забыл? Ничего, теперь пусть подождет, пока будет время им заняться, - мстительно воскликнул Рауль. – С неделю или более того.
- Нас это не должно беспокоить. Он всего лишь турист, хотя и богатый.
- Меня беспокоит не его отсутствие, а хамское отношение к нашей работе! В центре работает не прислуга, а высококлассные специалисты, в том числе элита.
- Добавь нолик к счету, - предложил Ясон. – Ну правда, Рауль, чего ты от меня-то хочешь?
- Я хотел выговориться! – Рауль откинул челку. – Не слишком ли далеко мы заходим, любезничая с федералами?
- Брось, Рауль, один маловоспитанный клиент - это статистическая погрешность. Не стоит обращать на это внимание.
- Я бы не обращал, если бы он не крутился вокруг меня на пати и не подлизывался к Орфею. И все для того, чтобы вот так безобразно опоздать!
Рауль громко фыркнул.
- Ладно, пойду работать. И пусть Орфей только попробует напомнить о нем!..

Ясон посмотрел ему вслед, еле заметно усмехнулся и занялся неотложными делами.
Вечером секретарь доложил, что на прием к нему просится оникс из миграционной службы.
- Прошу прощения, господин Минк, что я решил побеспокоить вас, - нерешительно начал оникс, - но я хочу доложить вам об одном нестандартном случае, который может вызвать резонанс…
- Я слушаю, – Минк подбодрил его легкой улыбкой.
- Час назад мне доложили о том, что в Мидасе найден труп туриста с Терры.
- Это дело полиции, - Минк внимательно смотрел на оникса.
- Да, но… - оникс откашлялся, - все дело в причине смерти… Он погиб из-за срабатывания чипа в мозгу.
- Очевидно, он вел себя неподобающе и получил заслуженное наказание, - предположил Ясон. – Это не уникальный случай, что вас обеспокоило?
- Господин Минк, этот турист пробыл на Амои всего два дня и не успел попасть в картотеку неблагонадежных элементов полиции, я проверил.
- Иными словами, непонятно, как чип попал в его мозг. Кстати, где он погиб?
- На границе Лхассы и Януса.
- Продолжайте, - Минк не сводил взгляда с оникса.
- Судя по всему, турист с чипом в мозгу зачем-то пересек границу округа, и на чип среагировали следящие устройства. Вскоре его обнаружил полицейский патруль. При нем было удостоверение личности внешника, поэтому тело отвезли не в утилизатор, а в полицейский морг и поставили в известность отдел С миграционной службы.
- Благодарю, - Минк кивком головы дал понять, что ониксу пора уходить. – Подготовьте мне всю информацию и перешлите на комм.
Старательный оникс выполнил распоряжение главы Синдиката сразу же, и вскоре Минк смог лично ознакомиться с материалами. Более того, к ним были приложены даже записи камер слежения. К сожалению, самого момента смерти они не запечатлели – туриста закрыла от них внушительная рекламная конструкция, и зачем туриста понесло в другой округ, осталось неизвестным. Минк вывел на монитор крупным планом лицо погибшего. Оно было ему определенно знакомо. Да, точно: именно этот терранин весь вечер обхаживал Орфея, вызывая закономерное раздражение Рауля. Ясон положил подбородок на сплетенные пальцы и глубоко задумался. Нет, он не питал никаких иллюзий относительно человеческой природы. Тот факт, что терранин-миллионер сумел попасть на прием в амойских верхах, не свидетельствовал о его выдающихся моральных качествах, он свидетельствовал лишь о том, что этот человек умеет добиваться поставленных целей. И он вполне мог повести себя так, чтобы заработать при отлете чип. Но а) он недавно прилетел и еще не успел наследить в веселых заведениях и б) он его таки не заработал, судя по полицейской статистике. Здесь дотошный оникс был прав.
Тогда каким же образом чип попал ему в голову, спросил себя Минк.
Ответ напрашивался сам собой, и очень этот ответ Минку не понравился. Кто-то очень хотел сделать Амои козлом отпущения. Разумеется, смерть одного из многочисленных туристов, преступивших амойские законы, никого бы не удивила: подобные инциденты случались и раньше, хотя и не часто, и Амои в лице своего дипкорпуса по большей части относилась более чем индифферентно к возмущению федералов. Но смерть туриста-миллионера, имеющего вполне одиозную репутацию, однако безгрешного перед амойским законом, была совсем другое дело и могла аукнуться очень неприятно. Что поделать, миллионеры считают себя особой кастой, для которой закон не писан. Можно было подделать полицейскую статистику и доказать, если возникнут осложнения с Федерацией, что покойный сам виноват, но это не решало главного вопроса: кто и почему убил Макса Шинкера. И почему он решил сделать это на Амои.

***
Катце делал свой регулярный доклад в мертвой тишине. Минк словно не слушал, наматывая на палец прядь волос, и смотрел в стену. Недоволен?.. или озабочен? Катце посматривал на непроницаемое лицо шефа и гадал, не он ли вызвал неудовольствие. Последняя фраза упала как камень, и сразу же в кабинете Минка воцарилась тишина еще более вязкая и значительная.
- Хорошо, - резюмировал наконец Ясон. Катце еле слышно выдохнул.
- Сейчас, Катце, перед нами стоит другая задача… Я уже дал распоряжение, и полиция работает, но и тебе придется потрудиться над этим. Убит некто Макс Шинкер. Нужно выяснить, кому он перешел дорогу на Амои.
Минк сделал паузу и добавил:
- В Эосе тоже.
- Какое отношение Макс Шинкер имеет к Эосу? – осмелился спросить Катце.
- Практически никакого. Но он был здесь на приеме, а через день был убит. Да, одного недовольного я тебе подскажу, его можно сразу же исключить.
- Да, господин Минк?
- Это Рауль… Рауль Ам. Он не любит федералов вообще, но он здесь ни при чем.
Катце наклонил голову и увидел свое отражение в полированной поверхности стола. Рауль Ам был известен всем своей ничем не сокрушимой неприязнью к федералам, которую он не трудился скрывать. Но убить терранского туриста… У него просто не могло быть никакой причины для этого.
- В общем, поговори с бандами, проверь еще раз Семьи Кереса. Какие-то зацепки должны быть. Да, материалы я тебе скинул.
- А как он был убит, господин Минк?
- А вот это и есть самое интересное, - и Минк точным жестом послал ему через стол распечатку доклада внимательного оникса из миграционной службы.

Ясон не сказал Катце, что одновременно СБ Эоса лихорадочно проверяла федеральные контакты Шинкера, пытаясь нащупать доказательства другой версии консула - что Шинкер был убит для того, чтобы лишний раз скомпрометировать Амои. Разумеется, в этом случае дело приобретало совсем другой масштаб и имело далеко идущие последствия. Ясон рассудил, что проверить, а то и прижать, криминальный мир Кереса в любом случае не повредит, даже если будет выявлено полное отсутствие связи с Шинкером. И кто может справиться с этим лучше Катце? Поэтому он не чувствовал совершенно никаких угрызений совести, вешая на своего бывшего фурнитура еще и это дело.
***
Лейтанг с трудом разлепил глаза и тут же зажмурился обратно. Хотя оконные экраны частично были затемнены, свет ударил по глазам как подающий команды «Чикаго буллз» в матче с «Массачусетс догз». Лейтанг не помнил, когда и, главное, с чего это он успел так набраться вчера. Кажется, они обмывали его выигрыш… или проигрыш? Одна херня. Лейтанг застонал и тут же проклял себя за это – стон вызвал еще один прилив боли к голове. Кое-как он встал с постели и поплелся в душ. Попеременно включая то холодную, то горячую воду он кое-как добился того, что головная боль слегка отступила в глубины мозга и позволила приоткрыть глаза. После этого Джи Лейтанг прямо так, не одеваясь и не вытираясь, дошлепал до бара, нащупал бутылку и глотнул прямо из горла. Несколько секунд организм переваривал новость, а потом на Лейтанга сошел относительный покой.
Сидя на кровати, он начал вспоминать вчерашний вечер, так удачно начавшийся в квартале казино. К сожалению, уже середина вечера вспоминалась как-то нечетко, потому что за каждую ставку подносили по крошечной стопке ликера, а ставок Лейтанг делал много. Конец же вообще терялся в калейдоскопе лиц, обнаженных рук и плеч, фишек, стопок и денег. Однако же он каким-то образом добрался до отеля, значит был не так уж пьян…
Лейтанг заказал кофе в номер и снова принял горизонтальное положение. Интересно, Самуэльсон сейчас тоже в таком же разобранном состоянии? Или он все же помнит, что у них было запланировано на сегодня?
Но выяснять не было никаких сил. Пусть Самуэльсон сам проявит инициативу…
Однако время шло, а от партнера не было ни слуху ни духу. Поэтому Лейтанг, приведший себя в порядок при помощи двух чашек кофе с коньяком, решил его навестить. Самуэльсон бессовестно дрых, невзирая на то, что часы показывали почти полдень, и просыпаться явно не собирался. Лейтанг вернулся к себе и со вздохом открыл органайзер. Что там намечалось на сегодня… Деловой обед – ну, это успеется, до вечера еще есть время.
Лейтанг включил головизор и полез на новостной канал. Морщась, прослушал сводку по акциям – не потому, что новости были плохими, а потому что голова никак не желала включаться в рабочий ритм. Потом пошел блок криминальных новостей.
Лейтанг зевнул и переключил канал. У него оставалось пять часов, чтобы прийти в себя перед деловым обедом.

Через час, когда Джи Лейтанг нежился в массажном салоне, до него дозвонился наконец-то продравший глаза Самуэльсон. Толстяк напомнил об обязательном обеде.
- Эх и гульнул я вчера! – мечтательно причмокнул он. – Зря ты отказался, Лейтанг, там такое творят, что просто не расскажешь.
- Успею еще, - равнодушно сказал Лейтанг. – Тут, говорят, модно приглашать прямо на обед петов для гостей. Да, не знаешь, Шинкера там случайно не будет? Точно нет? А, ну да, мне ж тоже список прислали…
Говорить им было больше не о чем, да и лень. Лейтанг отключился от связи и весь отдался умелым рукам массажистки. В голове еще бродили ленивые мысли о подлеце Шинкере, но скоро они уступили место приятной истоме. Не мог Шинкер перехватить у них контракт, просто не мог! А все остальное не имело значения.
До обеда воспрянувший духом и телом Лейтанг успел поплескаться в бассейне, покатать шары в боулинге. Самуэльсон лежал в номере, видно, предвкушая, что закончит вечер в компании петов, время от времени отзванивался Лейтангу и делясь своими соображениями на этот счет.
Поэтому, подкатив к ресторану «Перо фламинго», Лейтанг был уже бодр, собран и готов выгрызать у партнеров нужный контракт. Он задержался в холле. Аэромобили прибывали один за другим, создавая феерическое зрелище кружащихся в воздухе громадных светляков. Еще один, пронзительно-зеленый, как настоящий жук, выпустил из своего нутра Самуэльсона в новом светлом костюме.
- Ну что, партнер, готов? – спросил Самуэльсон, широко улыбаясь. Лейтанг хотел было ответить, что они вполне могли бы взять одно такси и разделить расходы, но отчего-то не стал.
К ним, широко улыбаясь, уже шел глава местной Торговой палаты, господин Янус Голд. После дружеских рукопожатий Голд проводил их в зал. Кажется, они прибыли одними из последних и едва успели познакомиться с половиной присутствующих и пригубить по коктейлю, как гостей проводили к столу. Лейтанг порадовался, что выбрал классический стиль – именно так были одеты большинство мужчин. Гостей с Терры усадили недалеко от распорядителя обеда, который поинтересовался, как им прием.
- Я знал, что на Амои не придают значения суевериям, но не думал, что до такой степени, - сказал Лейтанг с гримасой, должной изображать улыбку.
- Что вы имеете в виду?
- Количество сотрапезников.
- Ах это… Увы, бизнесмены суеверны, и, похоже, придется пригласить принять участие в обеде кого-то из обслуживающего персонала, - озабоченно воскликнул Голд. – Нет времени заказывать гостя через бюро услуг. Отчего-то один из приглашенных, – кстати, ваш соотечественник, - не пришел и не предупредил о своем отсутствии.
- Кто это? – заинтересовался Самуэльсон, хотя Лейтанг уже предчувствовал ответ…
- Мистер Макс Шинкер. Мы, признаться, рассчитывали на его появление – многие деловые люди испытывают к нему интерес.
- Это характерно для Шинкера – поступать по-своему, - буркнул Лейтанг. – Хотя мог бы один раз соблюсти приличия.
Недовольное ворчание, однако, скрывало бурю ликования, поднявшуюся в душе Лейтанга. Шинкер упустил возможность завязать контакты и наступил на больную мозоль местным бизнесменам, которые все еще комплексовали по поводу отношения к ним «метрополии».
- Видно, парню приглянулась одна из ваших красоток или красавчиков, - с бледной улыбкой вмешался Самуэльсон. – Не смог оторваться даже на обед. Я его не виню – сам так провел время, что…
- Думаю, после десерта мы сможем вас кое-чем удивить, - учтиво ответил ему Голд. – А теперь речь, господа!..
***

Тело Шинкера было всестороннее изучено – сначала в полицейском морге, потом на резекторском столе в лаборатории Рауля. Узнали, что он ел и пил, что нюхал и чем занимался за полчаса до смерти. Но все это не помогло выяснить, какого типа был чип и как он оказался в его теле на глубине полусантиметра у основания черепа. По крайней мере, именно так уверял Рауль, основываясь на характере повреждений. Ясно было одно: Макс Шинкер не вводил его себе сам. Не делала этого и полиция – в случае необходимости чип вводился совсем иначе, а виновному выдавали официальное предупреждение. Неизвестный не попытался даже сделать вид, будто Шинкер погиб из-за жесткости амойских законов и несговорчивости местных полицейских.
- Ну что ж, очевидно одно: копали не под нас, а под мистера Шинкера, - удовлетворенно заключил Ясон. – В принципе, это почти все, что я хотел знать.
- Почти? – переспросил с намеком Рауль.
- Еще я очень хотел бы знать, кто посмел так нахально имитировать официально выносимое предупреждение. Кто такой дерзкий… или глупый.
- На Амои найдется не так много людей, которые посмели бы бросить вызов государству.
- Людей – возможно. А элита?
- Брось, Ясон, ты же не всерьез это говоришь, - Рауль склонил голову к плечу. – Или ты правда подозреваешь, например, меня?
- Всерьез – нет. Ты же не делал этого, Рауль?
- С какой стати я буду пачкать руки!..
- Вот-вот. А кто-то не побоялся запачкаться. И все же мне кажется, что этот отчаянный парень не с Амои… Граждане смертельно боятся даже намека на возможность окончить жизнь таким образом… Им бы и в голову не пришло. Хотя… Нет, не пришло бы.
- Ты сейчас вспомнил про Катце?
- Катце ни при чем. Шинкер ему не конкурент… Скорее стоит присмотреться к терранским и прочим врагам этого внешника.
Рауль скептически вытянул губы.
- Тогда мы никогда об этом не узнаем, Ясон.
- Почему нет? Сейчас в прошлом Шинкера роются сразу несколько ищеек.
- Вот как? – разговор стал надоедать Раулю и он начал проявлять нетерпение.
- Во-первых, СБ Эоса, блистательный Орфей. Ты же не забыл, что Шинкер вроде бы претендовал на его покровительство? Орфей воспринял его смерть как плевок в лицо и сейчас пышет огнем от негодования. Во-вторых, дипломатическая служба по своим каналам. Шинкер довольно заметная фигура. В-третьих, Катце, которого я попросил навести справки. Все вместе что-нибудь да найдут.
- Расскажешь, - обронил Рауль, вставая и удаляясь.


Сведения, собранные о Максе Шинкере, были обширны и поражали своим однообразием. После двадцати трех лет, когда Шинкер крепко встал на ноги, он занимался одним и тем же: вторгался в налаженные торговые и деловые связи, перехватывал инициативу, оттягивал на себя изрядную долю денежных потоков. Дальнейшее зависело от поведения жертв. Если они были согласны откупиться, то вскоре Шинкер, приняв дань, без шума удалялся из облюбованной области бизнеса, предоставляя конкурентам, как муравьям, восстанавливать порушенный муравейник. В противном случае, когда конкуренты решали бороться до конца, Шинкер использовал любые, самые грязные трюки, чтобы остаться победителем. Чаще всего так и было. Потом Шинкер, не имея желания заниматься собственно бизнесом, успешно сбывал с рук добычу и устремлялся за новой. Понятно, что за много лет по мере роста его состояния росло и число его врагов и недоброжелателей, многие из которых мечтали увидеть его на электрическом стуле или в могиле. Но крепкое здоровье и дорогостоящие меры предосторожности помогли Шинкеру благополучно дожить до шестидесяти трех лет, когда он задумал выйти из игры и зажить в свое удовольствие. И вот тут-то мечта его недругов исполнилась. Правда, о смерти Шинкера не заикнулось ни одно СМИ и получить удовлетворение они не могли, поскольку пребывали в неведении.
В досье, которое Орфей переслал Минку по его просьбе, значилось не менее двадцати человек, у которых были более чем серьезные причины отправить старого рейдера на тот свет, и человек десять с менее серьезными. Однако, как уверяла статистика, ни один из них не присутствовал на Амои в момент смерти Шинкера. Более того, возможно, далеко не все они были в курсе, что их недруг отправился развлекаться на Амои. Разумеется, за передвижениями Шинкера внимательно следили те, кто имел основания его опасаться, да и любители таблоидов тоже были в курсе, как проводит время одиозный бизнесмен. Но у кого из них есть связи на Амои? Над этим сейчас билась команда профессионалов СБ Эоса, а также управления полиции. Характер смерти не позволял предположить, что она была случайностью. Более того, нигде кроме как на Амои, нельзя было убить человека таким способом. Понимая это, Орфей отдал строжайший приказ пресекать даже намеки о судьбе Шинкера в СМИ. Если до людей дойдет, что на Амои каждого можно убить при помощи безобидного чипа, количество туристов резко снизится… И дело даже не в том, что таким способом можно убить, а в том, что сделать это в состоянии не только официальные органы. Планета должна была и дальше лелеять свою репутацию самой безопасной зоны развлечений в нескольких галактиках одновременно.
Поэтому были приняты беспрецедентные меры. Номер отеля оставался за Шинкером, туда периодически относили подносы с едой, приводили местных жриц любви, словом, создавали иллюзию, что Шинкер где-то здесь и развлекается на всю катушку.
Посему Лейтанг, возвращаясь в номер, неприязненно оглядывал холл, ожидая увидеть конкурента.
- Да он поди уже съехал. На одном месте долго не сидит, - Самуэльсон искоса поглядел на партнера. – Дела сделал – и фьюить!
- Надо было ему рожу начистить, - проворчал Лейтанг. – Заплатил бы штраф, зато отвел душу.
- Не на Амои, - возразил Самуэльсон. – Тут туристов берегут, но за драку можно схлопотать кое-что похуже штрафа. Да и еще вопрос, кто кому начистил бы. Шинкер, он не дурак подраться и тяжелее тебя минимум на десяток килограммов.
Лейтанг что-то продолжал ворчать под нос, пока лифт возносил их на 68 этаж.
- Прибыли оба, - известил звонок из гостиницы высокого рыжего человека, не выпускающего изо рта сигареты.

- Есть что-то интересное, Катце?
Катце неторопливо открыл ноут.
- Сегодня состоялся деловой обед. Промышленная палата Амои налаживала таким образом связи с терранскими бизнесменами.
Минк равнодушно кивнул.
- Шинкер должен был присутствовать на обеде, но не присутствовал. По понятным причинам.
- Это уже интереснее? Это точно, что он должен был там быть?
- Да. Он получил приглашение и ответил согласием. Но что еще интереснее, там присутствовали двое терранцев.
- Это логично, - согласился, Минк. – раз обед давали в их честь.
- Я думаю, они знают Шинкера и должны входить в тот список недовольных, который вы мне показывали. Но не входят, поскольку Шинкер как раз прибыл на Амои, чтобы еще только перехватить у них лакомый кусок, о чем они не могли не знать.
- В таком случае они могут быть заинтересованы в его смерти… Но это не объясняет способа убийства.
- Есть еще одно лицо, которое могло желать ему смерти… Бывшая любовница Шинкера, Дафна Транай.
- Ее нет в списке, - возразил Ясон, мельком заглянув в список потенциальных убийц Шинкера, находящихся на Амои в момент его смерти.
- Не удивительно, потому что Дафна Транай в настоящее время сменила пол и называется Даффом Топпи. По официальной версии она умерла – покончила жизнь самоубийством.
- Какая глупость… Очевидно, в этом терранине что-то было, раз женщины кончают самоубийством из-за разрыва с ним? – блонди откинулся на спинку кресла и поднял брови.
- Ну, учитывая, что он бросил ее беременной, без гроша в кармане на захолустной планетке… Она попала в крупные долги и, чтобы выжить, продала своего новорожденного ребенка.
- Пожалуй, у нее есть претензии к бывшему любовнику, - согласился Минк. – Чем она занимается сейчас?
- Насколько я знаю, выступает в кабаре… - Катце помолчал. – Номер с жонглированием горящими факелами и все такое. Многим нравится ретро.
- То есть она живет на Амои?
- Временно… уже более двух лет.
- Очень любопытно. Разрабатывай их дальше, всех троих.


Ясон Минк размышлял. Это уже реальный след, у этой троицы вполне реальные мотивы убийства. Пожалуй, женщина даже больше подходит: известно, что за своего ребенка мать готова убить кого угодно. Да и чисто амойское убийство скорее мог бы провернуть человек, который прожил здесь некоторое время и знаком с местными реалиями. Впрочем, о чипах, контролирующих неподобающее поведение, информируют в обязательном порядке всех туристов, так что это не аргумент. Значит, на подозрении все трое. Чип еще нужно где-то достать, затем незаметно ввести в тело. Хотя это не проблема – простейшая операция, которую легко сделает любой полицейский. Затем человека с чипом необходимо каким-то образом заставить пересечь роковую черту. Естественно, он не должен знать о чипе, иначе не полезет на рожон. Можно просто толкнуть, можно позвать из-за черты…
Минк раскрыл досье на всех троих, доставленное Катце, и углубился в чтение, выуживая главное.
Мик Самуэльсон. Старший партнер в фирме, торгующей биоаксессуарами. 44 года, женат, один ребенок. Происхождение: верхушка среднего класса, отец директор филиала фирмы по производству синтетических продуктов питания, мать домохозяйка, оба погибли в катастрофе, когда юноше было двадцать три года. Окончил Мичиганский экономический университет (Терра), получил степень бакалавра. Близкие родственники: двоюродная сестра (40 лет) в колонии № 2 Терры. Увлечения: женщины, коллекционирование пачек сигарет, хоумвидео. Состояние: шестьдесят два миллиона евродолларов.
Джи Лейтанг, 37 лет, женат, детей нет. Происхождение: из низов, мать торговка на рынке. Купил долю в фирме Самуэльсона и стал младшим партнером. Колледж Святого Петра (Европейские Штаты), факультет программирование. Близкие родственники: мать, младший брат и сестра. Увлечения: азартные игры, спортивная стрельба, подводное плавание. Состояние: около 40 миллионов евродолларов.
Дафна Транай, она же Дафф Топпи. Происхождение: низы среднего класса, отец и мать менеджеры среднего звена. 29 лет, перемена пола в 26. Не состоит в зарегистрированном браке. Один ребенок, судьба неизвестна. Средняя школа Святой Урсулы в Швейцарии (государственная), выступала в варьете с номером – жонглирование горящими факелами и ножами. Два года была любовницей и содержанкой Шинкера, оставлена им на орбитальной станции при спутнике Юпитера. Увлечения: деньги, мужчины. Близкие родственники: неизвестны. Состояние: четыре тысячи кредитов.
Минк покачал головой, рассматривая фото. Дафна Транай, имевшая сейчас сиреневые волосы и зеленые глаза, неосмотрительно выбрала планету, когда поменяла пол: на Амои женщина-жонглер вызвала бы куда больший интерес и большие денежные вливания. Хотя как знать: может, она имеет счет посолиднее на другое имя. С другой стороны, у нее могут быть налажены связи за то время, что она проживает здесь… Могла ли она предвидеть, что бывший любовник вздумает посетить именно Амои? Пятьдесят на пятьдесят. В любом случае ее нельзя сбрасывать со счетов. Кстати, каков ее статус, топляк? Минк пролистал досье. Трехгодичная лицензия на работу на Амои. Что ж, у нее была возможность сориентироваться.
Самуэльсон. Толстяк, похотливо выпячивающий губы, когда улыбается. Крайне непривлекателен. Хотя в молодости мог быть вполне симпатичен. Позже обрюзг, отяжелел, щеки повисли, светлые волосы казались выгоревшими на красноватой, легко загорающей коже. Этот скорее нанял бы исполнителей, сам он неуклюж и довольно медлителен – в этом Минк мог убедиться еще на приеме. Однако как бизнесмен он процветает, значит, деловой хваткой не обделен. Но была ли у него возможность наладить контакты с местной криминальной средой? В досье не упоминалось о каких бы то ни было контактах с Амои.
Лейтанг был типичным азиатом, чем-то, возможно, раскосыми неподвижными глазами, похожий на Катце. Спортивен, поджар, смугл, с черными волосами до плеч. На фото его лицо было сосредоточенным, и Минк вспомнил прием: улыбка мелькнула на лице азиата только раз, довольно принужденная, в то время как его партнер пользовался всяким случаем, чтобы показать ровные белые зубы. Хмурый и хищный Лейтанг вряд ли способен прощать обиды, в том числе и нанесенные другими акулами бизнеса. Опасный тип, подумал Ясон, любит адреналин. На Амои также никогда ранее не был.
Остановились в одном отеле с жертвой, продолжал Ясон читать донесение Катце. Это может что-то значить, а может, и нет: отель давно облюбовали бизнесмены из Федерации. Цены в нем сразу отсекали мелкую сошку, так что снять номер в «Амои-стайл» было все равно что предъявить платиновую карту закрытого клуба. Несомненно, Самуэльсон и Лейтанг очень хотели произвести хорошее впечатление. Встречались ли они в отеле с убитым? Да. То есть камеры зафиксировали одновременное пребывание всех троих в холле. Но значило ли это хоть что-нибудь? Встречался ли Шинкер с бывшей любовницей, задал Ясон себе вопрос. Все та же проклятая неопределенность. Шинкер в первый же день пребывания на Амои отправился в тур по заведениям Мидаса, и его маршрут пролегал через варьете, где выступал сейчас Дафф Топпи. Катце проверил: в этот день была полная программа, и Топпи в ней участвовал. Но узнал ли Шинкер бывшую любовницу в мужском теле, узнала ли она его в полутьме зрительного зала? Сомнительно. Тем более что он потратил на это заведение столько же времени, сколько на любое другое, ничем не выделив его.
Однако никого из троицы нельзя было исключить со стопроцентной уверенностью. Кроме того, могли найтись и другие желающие покончить с Шинкером раз и навсегда. Троица была просто более перспективной на сегодняшний день.
Ясон закрыл досье и позвонил Орфею.
Глава эосской службы безопасности был мрачен - его терзала потеря лица. Видно было, что следующий федерал, попробовавший завязать дружбу с высокопоставленным элитником, рискует – если не жизнью, то здоровьем. Впрочем, Ясону Орфей скорее обрадовался и предложил обменяться свежей информацией. Это означало, что Зави в полном тупике. Ясон еще до звонка решил отдать ему слегка подредактированное досье на троих основных подозреваемых и потому вежливо ответил, что это было бы любопытно. Видно, у Зави тоже было что редактировать, поэтому он предложил прислать документ через двадцать минут. Сейчас его сотрудники копались в юности Шинкера. Ясон отключился от связи и ухмыльнулся. Второй удар по самолюбию Орфея – наверняка информация Катце процентов на пятьдесят окажется для него новостью. Заодно можно проверить профпригодность Катце в качестве агента разведки…
В ожидании документа Ясон связался с полицейским управлением и поинтересовался у начальника полиции, что им удалось выяснить.
- Мы пришли к выводу, что это может быть ограблением, - отвечал Джейд Маркус, честно глядя ему в глаза.
- Ваши аргументы?
- Среди вещей погибшего мы не обнаружили коммуникатора. Сперва решили, что он по примеру многих бизнесменов предпочел встроенный в тело девайс по новой моде, как у многих… ну андроидов, - начальник полиции явно пытался избежать последнего слова, опасаясь, что блонди примет его на свой счет. – Но на записях веб-камер из отеля видно, что он разговаривал по коммуникатору. Дорогая модель, одна из последних. Ни при нем в момент убийства, ни в номере этого коммуникатора не обнаружили.
- Благодарю вас, Маркус, - вежливо ответил Минк и отключился.
Коммуникатор его заинтересовал. Версия грабежа была слишком невероятной и не объясняла, каким образом чип попал в тело Шинкера. Коммуникатор могли взять с тела убитого, безусловно, но далеко не каждый, поскольку вряд ли кто рискнул бы получить удар следящих систем. Безнаказанно снять гаджет с тела могли андроиды, полицейские, монгрелы либо туристы, словом те, кто мог подставиться под удар. Граждане исключались – чип среагировал бы немедленно, и вместо одного тела на брусчатке лежало бы два. Непонятно было, зачем его брать. Если только записи в нем могли изобличить преступника... А это означает, что он все-таки связывался с Шинкером и, возможно, у них была назначена встреча. Андроиды и полицейские исключаются. Остаются монгрелы… Тоже сомнительно. Во-первых, они предпочитают кредитки. Во-вторых, монгрелы промышляют в Мидасе, там проще затеряться в толпе, в других же округах они хотя и могут появляться, но делают это довольно редко и стараются не привлекать к себе внимания. Случайная стычка монгрелов с Шинкером – событие крайне маловероятное. Если это провернули они, то обязательно монгрелы работали на кого-то, по заказу, и этим кем-то вполне мог стать один из трех основных подозреваемых. Впрочем, как и десяток других.
Но коммуникатор – это зацепка. Если модель была настолько дорогой и престижной, как уверяет Маркус, то коммуникатор непрерывно посылал сигнал, позволяющий определить его местонахождение. Ну, по крайней мере, до того момента, как попал в руки умельцев Нил-Дартс или попросту был уничтожен…
Сигнал можно проследить даже сейчас. Минк сделал пометку: отправить запрос в полицию, пусть отыщут все данные шинкеровского комма. Но тут наконец Орфей прислал ему объемный файл.
Жизнь и деятельность Макса Шинкера много раз попадала под прицел конкурентов и полиции, но амойские спецслужбы, подстегиваемые разозленным Орфеем, изучили ее едва не поминутно. Деловая часть Ясону была уже известна, поэтому он приступил к разделу, живописующему молодость покойного.
Если верить приложенным к досье голографическим изображениям, то и в юности Шинкер не был красавцем, однако мрачная брутальность вкупе с легкой небритостью, наверное, привлекали к нему девушек. Особенно учитывая, что молодой Шинкер обладал тяжелой челюстью, которую легко спутать с мужественностью, и передвигался на байке. Но уже к восемнадцати годам с вольницей было покончено, Макс Шинкер, все еще с той же легкой небритостью на лице покончил с байком, пересел в старый драндулет, купленный почти задаром, вместо кожаной косухи и банданы научился носить костюм и галстук, и в таком виде отправился делать деньги. Как выяснилось, у него и у закона выявились фатальные разногласия в этом вопросе. Со штрафом за легкое мошенничество он отправился покорять новые горизонты подальше от Терры. Марсианские Территории стали его первым успехом, местом, где он нащупал свой стиль обогащения. Несколько неудач – и Шинкер окончательно перешел в стан любимчиков Фортуны. К этому моменту его родители не только утратили с ним всякую связь, но даже известия о его подвигах доносились до них с опозданием и искажением. Когда Шинкер сделал свой первый миллион, ему было двадцать три; к тридцати годам у него их было десять. Несколько раз он чудом избежал смерти: нравы на Марсианских Территориях были довольно крутыми. Однако же избежал и отлично вписался в местные понятия о добре и зле.
Одновременно Шинкер выработал свой стиль общения с женщинами. Он обольщал красавиц брутальностью облика, небрежностью обращения, снисходительной лаской, а когда женщина надоедала ему, безжалостно бросал. Бывший поклонник одной из девушек, польстившихся на маску настоящего мужчины, прострелил ему ухо. Шинкер вставил в дыру серьгу с бриллиантом, когда разбогател, но манеру обращаться с женщинами не изменил. Пару раз он очаровывал таким манером и мужчин. При этом он очень демократично не делал разницы между теми и другими и бросал мужчин тоже, как только они ему надоедали. У Минка сложилось впечатление, что как минимум одного из своих партнеров-мужчин Шинкер обхаживал лишь в деловых целях. Дожив до сорока лет, Макс Шинкер имел несколько десятков брошенных возлюбленных (разного пола) и кучу платных профессионалов, которым, впрочем, платил по минимуму, считая, что любовь придумана для того, чтобы не платить за секс. Но ни разу не сделал попыток жениться. К этому моменту он был уже весьма завидной партией, невзирая на ужасающую репутацию. Многие богачи, ругая Шинкера за глаза, были не прочь отдать за него своих дочерей. Многие бизнес-леди не возражали бы, если бы Шинкер проглотил не только их состояние, как делал это обычно, но и их самих с телом и душой. Но тот ограничивался деньгами, справедливо полагая, что как лучшие друзья девушек бриллианты, так и лучший друг мужчин – это счет в банке.
Именно на сорок первом году жизни Шинкер впервые потерпел крах. Вернее, почти потерпел, но для него и это было большим потрясением. Привыкнув пиратствовать безнаказанно, Шинкер пережил настоящий шок, едва не потеряв большую часть своего состояния.
Как именно он выкрутился, никто толком не знал. Даже вездесущие агенты Орфея, привыкшие добывать информацию чуть ли не из воздуха, были вынуждены ограничиться констатацией факта: пошатнувшееся было положение Шинкера вдруг исправилось. Мало того, Шинкер внезапно, хотя и почти секретно, без всякой помпы, заключил вдруг брачное соглашение. С мужчиной.
Логичнее всего было бы предположить, что его партнер либо сам обладает значительным состоянием, либо является наследником состояния, что вернее, учитывая его возраст – двадцать лет или около того. Однако никаких денег у Сэмми – так обычно называл Шинкер своего парня - не обнаружилось. А через полгода Шинкер вернулся один с пограничной планеты Федерации, объяснив, что его партнер погиб в результате несчастного случая. Все, кто был хоть немного наслышан о Максе Шинкере, не усомнились в том, какая судьба на самом деле постигла его супруга, но желающих поговорить об этом вслух не нашлось, а Шинкер начал восхождение к новым высотам.
Минк пролистал досье, но не обнаружил даже намека на голографию Шинкерова супруга, только невнятное описание без намека на биометрические данные. Мало ли наберется в трех галактиках тощих блондинов по имени Сэмми! Хотя какая разница, как выглядел погибший больше двадцати лет назад молодой мужчина.
Минк усмехнулся. Буквально каждая буква говорила о Шинкере, что он негодяй без чести и совести, хладнокровный и расчетливый мерзавец, выходящий сухим из воды в любом случае. И тем не менее нашелся кто-то, кто этого мерзавца убил. Завалил, как выражается Рики. Да так талантливо, что сейчас следы этого убийцы ищут и не могут найти несколько команд профессионалов. Найдут, в этом нет сомнений, но он уже внушает уважение. Выбрать место и время, идеально рассчитать способ убийства – нет, этот человек, кто бы он ни был, заслуживает того внимания, которое ему уделяют.
***
Катце прикурил новую сигарету перед тем, как войти в полутемный бар на окраине Кереса. Место было прикормленное, тихое, а временами днем – вот как сейчас – еще и почти безлюдное. Два-три завсегдатая за дальним столиком не считались: они были заняты какими-то своими делами. Катце уселся на высокий стул у барной стойки и подождал, пока бармен кончит вытирать стаканы и обратит на него внимание.
- Чего налить? – хмуро задал бармен традиционный вопрос.
- Минералку без газа, - Катце вынул сигарету изо рта и выдохнул струю дыма, наблюдая, как бармен наливает ему минеральную воду в высокий, сразу запотевающий стакан.
- Что-то еще?
Катце помедлил с ответом. Со стороны все выглядело так, словно капризный не по рангу клиент раздумывает над заказом. Но минеральная вода была знаком, что Катце желает побеседовать приватно о делах. Иначе заказал бы чай.
- Мне нужны чипы. Не слышал, никто не продает?
- Для петов?
- Нет. Полицейские чипы, которыми метят преступников.
Бармен озадаченно поморгал. Вообще-то Меченый сам был серьезным человеком и мог бы попросить у своих дружков-полицейских.
- А чего не спросишь в полиции? С твоими связями все можно.
Катце усмехнулся углом рта. Наивные граждане и неграждане Амои полагают, что полицейские коррумпированы и потому люди со средствами могут купить у них что угодно, могут освободить из тюрьмы преступника и посадить невинного. Однако на самом деле все не так просто. Коррупция в полиции была поставлена на прочную государственную основу. Полицейский не возьмет деньги абы у кого, просто потому что не сможет их потратить. Он доложит о предложении и его причине начальству, получит добро и только тогда возьмет деньги, которые, впрочем, упадут на его счет только частично, зато вполне легально. А в досье гражданина появится заметка… Разумеется, Катце давал взятки, но лишь по той причине, что сам состоял на негласной государственной службе. На секретной службе Ее Величества, как он любил называть это про себя.
Поэтому он как никто другой знал, что о любой попытке купить у полицейского чипы (находящиеся на строгом учете) тотчас стало бы известно, и осмелившийся предложить такое человек был бы мгновенно взят на заметку.
- Не пойдет, - ответил он. – Есть другие варианты?
- Может, в Нил-Дартс?..
- Тамошние умельцы чипы не вынимают, просто дезактивируют, - пояснил Катце. – Так что чужим всяко не воспользуешься. Ну что, совсем никаких вариантов?
- Поспрашиваю, - кивнул бармен и устремился к следующему клиенту, тяжело навалившему на стойку.
Катце допил воду и вышел, неудовлетворенный.
Черноухий Джейк был не только хорошим барменом, но и замечательным осведомителем. Казалось, он вынимает информацию просто из воздуха – потянет своим длинным носом и вынюхает что нужно. Если даже он не слышал…
Катце и сам подумывал про то, что отправить терранина на тот свет помогли профи из Нил-Дартс, но, чтобы воспользоваться услугами его специалистов, надо было а) знать о существовании Нил-Дартса, б) знать, как туда войти и, что еще важнее, выйти, и в) найти аргументы, чтобы убедить тамошних взяться за работу. Кто мог бы это провернуть? Сделать это мог бы, например, сам Катце, с легкостью. Или, с не меньшей легкостью, Ясон Минк. Или, скажем, кто-то из элиты, тот же Зави… На этом месте у Катце похолодело в желудке. Ему бы не хотелось состязаться в изобретательности с членом элиты, но еще меньше хотелось бы, раскрутив цепочку, увидеть на другом конце Ясона Минка. Это было бы крахом в любом случае – неважно, докопался Катце до сути или не сумел.
Впрочем, он надеялся, что, давая ему задание, Минк действительно хотел найти преступника, а не проверить Катце и не отвести от себя подозрения.
Ладно, если кто-то все-таки пытался нелегально добыть чип, то Джейк разнюхает это, можно быть спокойным. Катце сел в машину и уехал, продолжая раздумывать о происхождении чипа в голове покойника. Официальные пути были исключены, неофициальные же, при всем богатстве черного рынка, были под контролем. Это была правда, однако точно такой же правдой было то, что кто-то сумел же достать чип и всадить его в шею убитому терранцу. Значит, не все каналы он контролирует, сделал Катце вывод, что-то делается за пределами его круга зрения. Или на поле появились новые игроки.
В принципе, подумал вдруг Катце, Шинкера вполне мог убить полицейский. Взять совершенно легально смертельный чип, предназначенный совсем другому человеку, и использовать по назначению. То есть двойное преступление и двойной профит: один человек (за хорошие деньги) откупается от чипа, а другой платит, чтобы таким образом ликвидировать своего недруга. И очень хорошо вписывалось сюда отсутствие коммуникатора. Полицейский мог без проблем подобрать его, даже в зоне поражения - ведь чипы полиции позволяли им посещать любой округ, не обращая внимания на сторожевые лазеры. Проблема состояла только в том, что найти этого полицейского будет непросто, если он действовал вразрез со сложившейся практикой. А то, что он действовал именно так, Катце уже не сомневался. И второе. Само наличие такого человека на работе в полиции ставило под сомнение всю систему отбора, обучения и контроля кандидатов в полицейские. И опять же заставляло задуматься: не причастен ли к этому событию кто-то из элиты?
Есть только один способ проверить: рассказать о своей гипотезе блонди. Способ смертоубийственный, что и говорить, но кто не рискует, тот не работает с Минком, мрачно сострил Катце про себя.
Он докурил и отправился в свой бункер, чтобы связаться с главой Синдиката по секретной линии. Вопреки его опасениям, блонди слушал его внимательно, чуть сощурив синие глаза. Конечно, предположение о том, что полицейский действовал таким образом, его не обрадовало, но Минк был весьма разумен, чтобы сходу отметать такое предположение. За свою долгую жизнь он и не такое видел.
- Весьма стройная и логичная версия, - кивнул он Катце. - Ты отлично поработал. С моей стороны могу тебя заверить, что никто из блонди к этому не причастен, да и вообще никто из элиты. Это открытое нарушение закона, на что мы не можем пойти физически.
Ясон умолк, но Катце легко считал подтекст его слов: мы не можем пойти на нарушение закона физически, поэтому для того, чтобы привести Рики в Эос и зарегистрировать как пета, мне пришлось извернуться ужом, отыскивая лазейку в законе. Пожалуй, это только Минку и было под силу. Но радовало уже то, что соперничать в этом деле с элитой не придется.
- Да, хорошо. Но искать полицейского преступника придется именно тебе. Мы не можем позволить, чтобы информация об этом или даже намеки на то, что подобное возможно, просочилась за пределы нашего круга. Есть какие-то соображения?
- Думаю, следует обратить внимание на тех, кто вообще занимается наказанием внешников. Им проделать это проще всего.
- Логично, - вновь согласился Ясон. - Я позабочусь, чтобы архивы за последнюю неделю были тебе доступны.
- Благодарю. - Катце в самом деле испытывал благодарность. Он мог бы и сам добраться до этих архивов, но это требовало времени, денег, связей, а тут все чисто - он выполняет легальное поручение блонди. Поручения элиты Катце в самом деле выполнял, и никто никогда не спрашивал, чем вызвано то или иное: себе дороже.
- Мне может понадобиться помощь Нил-Дартс, - добавил он. - В случае если информация на диске была уничтожена.
- Придется справляться своими силами, - возразил Минк. - Выдача архивов полиции хакерам Нил-Дартс - это нонсенс. Не медли, отправляйся прямо сейчас.
Катце подчинился, более не споря. В принципе, про Нил-Дартс он упомянул на всякий случай, его собственных навыков вполне хватало для того, чтобы изучить материалы.
Позже, просматривая статистику, Катце дивился тому, сколько туристов все же зарабатывает себе чип, невзирая на все предупреждения. За интересующий его период таковых набралось семь человек. Скинув данные себе на коммуникатор, Катце отправился домой. Теперь начиналась настоящая работа. Каждого из наказанных следовало проверить - когда и кто зачитал ему вердикт о нарушении закона и внедрил чип, вылетел ли наказанный с Амои и как повел себя в дальнейшем. Но семь человек - это все-таки не двадцать... Двое из них до сих пор находились на Амои. Этих проверить было легче всего. Катце сразу же вызвонил своего человека в полиции, и попросил проверить обоих электронным сканером. Если чипа нет, сканер покажет его отсутствие... С уехавшими сложнее. В принципе, тот же сканер сгодится и для них, только вот их нужно еще найти, перед тем как проверить. Катце немного подумал и запросил помощи у Минка. В конце концов, СБ Амои куда проще проследить, куда направили стопы незадачливые туристы. А вот провести проверку на местах - это уже работа людей Катце. Да, примитивно, но действенно.
Пока же оставалось только ждать. Катце закурил и откинулся на спинку кресла, закинув руки за голову. Он не ожидал быстрого результата. Редкая удача, если без чипа окажется один из двух туристов, пока еще отдыхавших на Амои. Тогда фокус внимания сместится на полицейского, который занимался этим туристом. А уж потом будут искать его связи с одним из троих подозреваемых... или совсем с другими лицами. Чем больше Катце думал об этом, тем более убеждался в правильности своей догадки. Полицейским, если они, конечно, не полицейские андроиды, не чуждо ничто человеческое, что бы там не думали по этому поводу господа блонди. И даже один конкретный блонди, который в силу своей особенностей работы знает людей лучше прочих. Особенно им не чужды взятки. Взятки бывают разными, и если получать бакшиш деньгами рискованно, то есть ведь и другие формы благодарности...



URL записи

@темы: Амои, система Глан

URL
Комментарии
2012-08-31 в 17:35 

Эрл Грей
Þræll einn þegar hefnist en argur aldrei.
***
- Не желаешь прогуляться в казино сегодня вечером? - лениво поинтересовался Лейтанг у Самуэльсона. Они расположились в шезлонгах у бассейна в тени огромного искусственного дерева, подальше от водопада. На партнера он не смотрел - туша в купальных трусах, заросшая местами белесой шерстью, представляла собой не слишком эстетичное зрелище. Лейтанг предпочитал разглядывать служащих бассейна - как на подбор поджарых, едва прикрытых клочками ткани и невероятно услужливых. Самуэльсон занимался тем же, прикидывая, кого безопаснее будет пригласить в номер, и ответил не сразу.
- А ты проиграл еще не весь свой пакет акций?
- Вчера я выиграл, - возразил Джи. - А тебе может повезти как новичку. Соглашайся, сладкие попки и грудки от тебя не уйдут.
- Я не любитель игры, - поразмыслив, сказал Самуэльсон, - но напоследок можно.
- А что, мы уже улетаем? Я побывал еще не везде, тут вообще есть где размахнуться.
- Контракт подписан, - Самуэльсон зевнул, - Шинкера не видно, чего тянуть?
- Отпуск еще не закончился, - уперся Лейтанг. - Когда мы еще выберемся на Амои, сам подумай. А если выберемся, может, моя Лори вздумает увязаться с нами. Она давно поговаривает о здешних удовольствиях... А с ней уже не тот кайф.
- Ладно, еще пара-тройка дней здесь нам не повредит. - Самуэльсон махнул рукой, и гостиничный бой ринулся к нему с коктейлем. - Давай правда в казино, что ли, завернем.
- Смотри, снова тот азиат.
За туристами наблюдал из-за столика кафе высокий изящный мужчина с темно-красными волосами. Неподвижное белое лицо с изящным узким разрезом глаз представляло резкий контраст с окружающими вполне европеоидной внешности. На азиате был деловой костюм цвета сливочного крема, высокий ворот черной сорочки застегнут брошкой с крупным камнем.
- Ну и что?
- Ничего, просто я не часто встречал здесь азиатов.
- Родственное чувство? Нет, Джи, ничего удивительно, все они здесь амойцы, а не люди, даже если похожи на нас. Вот скажи, много ты видел здесь таких некрасивых парней, как мы?
Джи обиделся.
- Я вполне привлекателен для девушек, и не из-за денег, а сам по себе.
- Ты не понял, партнер. Ты и я можем сделать себе подтяжку, изменить лицо, словом, попользоваться местными высокими технологиями за хорошие денежки, чтобы стать красавцами, а эти все как на подбор. Думаешь, у них есть деньги на такие процедуры? Да как же, подавали бы они тут полотенца, будь у них выбор. Они такими родились.
- И что, хочешь сказать, азиаты тут не пользуются спросом? И уж тем более негры. Сколько смотрел по сторонам, ни одного не видел.
- Кто знает, мне этот парень кажется вполне симпатичным.
Красноволосый мужчина в белом пиджаке подозвал официанта и расплатился.
- Может, он тоже турист? - спросил Лейтанг, невольно оценивая азиата. Тот был выше, стройнее и куда красивее его. И не похоже, чтобы он бедствовал. Наверное, отвалил хорошие чаевые, подумал он, наблюдая, как согнулся в поклоне официант. Азиат легкой походкой направился куда-то в сторону лобби, как вдруг мимо пробежал сломя голову парнишка в гостиничной униформе. Он толкнул пижона в сливочном пиджаке, и тот, взмахнув руками, приземлился прямо на Самуэльсона, честно поделив остаток его коктейля между ними троими. Лейтанг в первую минуту опешил, потом принялся хохотать. К ним уже бежал администратор. Азиат встал с выражением досады на узком лице и принялся извиняться. Костюм его был непоправимо испорчен, но сам он держал марку. Через десять минут взаимных извинений, истеричных обещаний администратора уволить, убить и компенсировать все трое переместились в номер Самуэльсона. Пока хозяин отмывался в душе, Лейтанг развлекал нового знакомца разговором, потом же он удалился к себе, оставив Самуэльсона болтать с азиатом. Тот снял испорченный пиджак и легко бросил на спинку кресла. Под ним оказалась черная шелковая сорочка. Они успели выпить по бокалу вина и разговорились, до того как Лейтанг привел себя в порядок.

2012-08-31 в 17:36 

Эрл Грей
Þræll einn þegar hefnist en argur aldrei.
читать дальше

2012-08-31 в 17:36 

Эрл Грей
Þræll einn þegar hefnist en argur aldrei.
… - Что ты думаешь обо всем этом?
Минк восседал в кресле, задумчиво поворачивая затянутой в перчатку рукой стоящую перед ним вазу с единственным читать дальше

   

Чайный домик

главная