18:50 

Взгляд

Фэндом: Толкин, "Сильмариллион"
Автор: Эрл Грей


Он вышел из тьмы, не оглядываясь, невесомым шагом, не ощущая своего тела, напутствуемый столь же бесплотным и властным шепотом: "Иди!"

После густого сумрака Чертогов зеленоватый полусвет букового леса казался ослепительным. Он пошел вперед, как впервые удивляясь гладкости высоченных стволов, мягкому шуршанию листвы под босыми ногами, с наслаждением вдыхая сыроватый запах прели. Он не помнил этой рощи. Наверное, она выросла за время его отсутствия. Вскоре стали попадаться пятна солнца там, где плотные кроны над головой редели. Крохотные цветы тянулись здесь к свету. Наконец он вышел из-под сени крон. Перед ним лежал поросший травой пологий склон, крохотное озерцо сверкало кубышками у его подножия. Он спустился, присел на траву и заглянул в воду. Его лицо с светлыми серыми глазами осталось прежним, но он его не узнал. Он еще не чувствовал себя живым и не мог назвать свое имя - Финарато Инголдо Арафинвион.

Он не ощущал себя Финарато Инголдо Арафинвионом.

Эта мысль его неожиданно успокоила. Он никто пока, никто, ни с кем не связан, никому не обязан ничем, свободный как ветер, не обремененный грузом воспоминаний. Он лег прямо в теплую траву, закинул руки за голову, глядя в высокое небо, и незаметно для себя уснул - впервые за долгие годы.



Туманное утро предвещало хороший день. Финрод замерз, промок и почувствовал себя ожившим.

Он поднялся и пошел неторопливым шагом в сторону Садов. Глаза наслаждались зеленым и алым, белым и лиловым, синим и желтым - чистыми цветами чистого мира. А на душе лежала непонятная тяжесть, с каждым мгновением становясь все ощутимее. Виной тому был этот взгляд... Он знал, чей голос провожал его из Чертогов, но не того, кто кинул последний взгляд на его исчезающий силуэт.

Чертоги Мандоса - невеселое место. Каждый здесь находится наедине со своими мыслями, пытаясь отыскать в себе прощение и утешение в скорби. Но если неустанно думать о ком-то, то мысль в конце концов приводила именно к тому, кто владел твоими думами.

Финрод не знал, сколько времени провел в Чертогах, потому что времени здесь не существовало. Поднялись новые леса, реки пробили иные русла, горы рассыпались в прах... Каждый из погибших друзей и родичей явился ему в сумраке полутемных залов, и было таким облегчением понять, что его помнят и любят, несмотря ни на что, на него не держат зла даже те, кого он вел на верную смерть, с кем спорил и ссорился. Воины, сражавшиеся под его знаменами, Турокано, скорбно сжавший губы, Финакано - его синие глаза были печальны, Эдрахил, радостно улыбнувшийся при виде Финрода, Финве, вскинувший на внука глубокие глаза, Эледвен... Каждый из них ответил взглядом на его немой вопрос... и никто не упрекнул его ни в чем. Он не стал причиной ничьего горя.



Наконец-то снизошел к нему покой, дарованный этим безмолвным прощением.

Его фэа словно рождалась заново - долго, неторопливо, заращивая раны и учась отзываться миру с прежней любовью.

Но каждое мгновение, проведенное в чертогах, Финрод чувствовал словно бы чей-то неутоленный взгляд. Неузнанный, но полный тоски. Это вновь поднимало в душе какую-то неясную тревогу, от которой, он думал, избавился навсегда.

Не раз и не два Финрод мысленно обращался к глядящему из темноты, но ни разу не смог разглядеть его, прикоснуться мыслью вслепую.

Что сулил ему этот взгляд? В нем не было ярости и страха. Ни ненависти, ни злобы, ни зависти. Он ускользал, держался где-то сбоку, еле ощущался, как дуновение ветра, как касание паутины, но был рядом всегда.

И сейчас, глядя на корону солнечных лучей над кромками леса, Финрод вспоминал именно его. Чего он добивался? Почему не пришел прямо и открыто, не сказал, чего хочет...

И только дойдя до места, откуда уже видны были высокие белые башни Тириона, он неожиданно вспомнил имя. Вспомнил и того, кто носил его.

Он повернул назад и пошел быстрым шагом, словно боясь опоздать. Сад. Луг. Склон. Буковая роща... Он прошел ее насквозь и растерянно остановился. Залы Мандоса не имели постоянного входа - он существовал лишь для тех, кто вышел из-под мрачной сени, а много ли таких счастливцев? И глупо было искать его там, где ты когда-либо его видел. Еще глупее возвращаться в царство теней и скорбных дум.

Финрод постоял и, опустив голову, пошел обратно - к Тириону, над которым все ярче разгорался день.

Ноги помнили пройденный путь, и он мог без помех погрузиться в свои мысли.

-... Нашел, как сделать, - шептал он, - ты все-таки нашел.

- Да, сынок, верно, я тебя нашел! - Финарфин, не скрываясь, плакал от счастья, торопясь преодолеть последние шаги между ними и обнять давно не виденного сына. - Инглор! Ты вернулся!

Финрод не стал его разубеждать.

@темы: Арда и окрестности

URL
   

Чайный домик

главная