18:45 

Посредиквел

Фэндом: Толкин, "Сильмариллион"
Автор: Эрл Грей
Предупреждение: подразумеваются гомоэротические отношения, UST.



Посредиквел к "Сыну реки" (сам не знаю, из которого места)

Он закрыл глаза и вспомнил...

После долгих дождей вода в реке стала не только мутнее, но и холоднее. Нанар и Эдрегол старались наведываться к ней пореже - от воды ощутимо тянуло стужей - но все равно нужно было то умыться, то наловить рыбы, то искупаться. Впрочем, купаться последние шесть дней не хотелось. И Эдрегол, и Нанар натягивали на себя куртки и жгли торф, сидя у жаровни хмурыми промозглыми вечерами.

Дичь попряталась, да, честно сказать, они не особенно упорствовали на охоте. Выходить без нужды из-под крыши не хотелось ни тому, ни другому. Однако с утра выглянуло солнце, щедро окатило бликами мокрые кроны и реку и Нанар, поддавшись на эту нехитрую уловку, поставил удочки-закидушки. После полудня клочок голубого неба над рекой затянуло серым, и пошел дождь. Давно пора было идти проверить наживку, но никому не хотелось выбираться из-под крыши. Наконец человек встал и неохотно двинулся к берегу. Затем... затем Эдрегол услышал смачный шлепок, неразборчивое сердитое восклицание и плеск воды. Он выбрался наружу, под мелкий противный дождь, который все сильнее барабанил по листьям.

Так и есть! Нанар поскользнулся на крутом и скользком берегу и ухнул в воду вместе с удочками. Сейчас он, весь перемазавшись в иле, пытался вскарабкаться наверх. Эдрегол дотянулся до протянутой руки и вытащил товарища. Мокрый и грязный Нанар, с которого ручьем лилась вода, приглушенно ругался. Оглядев его, эльф покачал головой.

- Пойдем-ка к ручью, там отмоешься.

Он прихватил с собой деревянное ведро и пошел за Нанаром. У ручья он вылил на него два ведра воды, невзирая на приглушенный вопль, потом велел раздеваться. Нанар остервенело сдирал себя липнущие к телу куртку, рубаху и штаны: по крайней мере, без них было теплее. Эдрегол окатил его водой уже голого и потащил за собой. Одежду, прополосканную в ручье, они несли с собой, стараясь не перемазаться. Эдрегол развесил ее под крышей и велел Нанару завернуться в одеяло и сесть к огню. Дрожащий Нанар послушался, но дрожь все не проходила, хотя он и старался сдержаться. Эдрегол покачал головой и достал из-под крыши завернутый в листья кусок окорока. Вскоре мясо зашипело и закапало жиром на угли, а Эдрегол добавил еще кувшинчик с вином из мелких диких яблок. Крепковато, особенно для человека, да не идти же опять за водой. Он налил юноше полную чарку. Нанар принюхался к непривычному запаху и храбро осушил до дна. Да, это был не слабенький сидр. В горле словно начался пожар, и от него по телу разлилось долгожданное тепло. Эдрегол меж тем тоже скинул с себя промокшую обувь, куртку и рубаху, оставшись в одних штанах. Он ловко снял мясо с прута и начал резать его, протянул человеку его порцию на деревянном блюде. Нанар явно согрелся, щеки порозовели, длинные черные волосы успели слегка подсохнуть и чуть завивались. Он скинул с плеч одеяло. Некоторое время они в молчании ели, потом Эдрегол, поколебавшись, налил обоим еще немного вина.

Дождь совсем разошелся, барабанил по крыше и звонко щелкал по листьям.

- Это ты где так поранился? - Эдрегол смотрел на предплечье Нанара, где явственно набухла длинная свежая царапина.

- Ветку задел, когда с берега свалился, - с досадой ответил Нанар. - Да заживет. У тебя вон шрамов больше.

Он кивнул на Эдрегола. Действительно, на груди и плечах эльфа тянулось несколько тонких росчерков, оставленных то ли мечом, то ли ножом.

- Вот это - откуда? - Нанар провел пальцем вдоль самого длинного - на груди.

- Я ж не вчера на свете живу, - усмехнулся эльф, уходя от ответа. - И ты еще заработаешь, успеешь.

- Налей еще немного, - попросил человек, протягивая свою чашку. Его глаза блестели шальным блеском.

Эдрегол хотел было возразить, что Нанар и так уже пьяный, но тут человек закашлялся, вытянувшись на шкуре во весь рост.

- Что-то холодно мне, - пожаловался Нанар и тут же выпил в один глоток поднесенную чашку.

- Ты не заболел ли? - Эдрегол придвинулся к приятелю и положил руку ему на лоб. - А то я слышал, что вы, люди, то и дело болеете, то у вас жар, то еще что. А я ваши болезни лечить не умею.

- Да нет, не заболел, - Нанар зябко закутался в одеяло. - Знобит что-то.

Эдрегол убрал остатки их ужина, подбросил в жаровню несколько больших кусков торфа и прилег рядом с Нанаром.

- Ночуй здесь, нечего тебе домой идти.

Он обнял Нанара поверх одеяла и притиснул к себе.

- Жарко, - заявил тот через небольшое время и сбросил с себя одеяло.

- А руку обратно положи, мне так удобно. У тебя рука прохладная, - заметил он чуть позже.

- Все-таки у тебя жар, - Эдрегол переместил руку ему на лоб. Нанар положил его руку себе на щеку, прижимая горячими пальцами.

- Пить хочу, - шепнул он вскоре. - Вода осталась?

- Сейчас схожу, - Эдрегол приподнялся. - Ты что, не помнишь, последнюю мы тебе на руки вылили.

- Никуда не ходи. Потерплю. А что выпить-то осталось?

- Сидр есть.

Нанар жадно выпил сидра и снова лег рядом с Эдреголом, повернулся, ткнувшись лицом ему в плечо.

- Голый, а сил нет, жарища. Тебе не жарко?

- Нет, - лаконично ответил Эдрегол, надеясь, что его беспокойный друг наконец уснет.

Полежав, Нанар вновь вскочил.

- Мне выйти надо, - ответил он на окрик эльфа и выскочил наружу.

Тот успел задремать под стук и шелест дождевых капель, как вдруг его окатило холодными брызгами. Эдрегол мгновенно раскрыл глаза. Над ним стоял Нанар и смеялся. В руке он держал огромную ветку цветущей жимолости, с которой на полуголого эльфа обрушился этот водопад. Эдрегол схватил его под колени и уронил на шкуру, однако человек вывернулся и, в свою очередь, попытался прижать его к полу. Несколько минут они возились, задыхаясь от смеха, как мальчишки, пока эльф не подмял его под себя и не сел верхом, крепко прижав его запястья к полу. Цветочные лепестки разлетелись по всей комнате, налипли на лицо и тело, раздавленная в пылу схватки ветка валялась на полу.

- Пусти руки, дай волосы убрать с лица, - Нанар отплевывался от длинных черных прядей, лезущих в рот, но Эдрегол отрицательно покачал головой, пристально глядя в глаза человеку. Синие глаза Нанара горели, щеки раскраснелись, он облизнул губы и протянул:

- Опять пить охота, принеси, а?

- Вот тебе, - Эдрегол наклонился и коснулся его губ своими. - Вместо воды.

- Еще, - сказал Нанар нахально, будто целоваться с мужчиной было для него самым естественным на свете. - У тебя губы холодные.

Эдрегол склонился над ним, но человек перехватил у него инициативу и, вырвав руку из захвата, схватил его за шею, прижал губы к губам.

Эдрегол хотел что-то сказать, вырываясь, но не получилось. Вместо этого он отпустил вторую руку своего друга (та немедленно перекочевала к нему на шею) и позволил губам впиться в рот, яростно отвечающий на его поцелуй.

Они катались по шкуре. Нанар голой кожей ощущал то мягкость меха, то замшу штанов Эдрегола, его горячую кожу, под которой ходили крепкие мышцы, собственное возбуждение, хлеставшие его по лицу густые пряди волос, его обжигающее дыхание, он потянулся к его поясу, расстегивая пояс замшевых штанов, и тут Эдрегол словно очнулся. Он оттолкнул Нанара с удивившей того силой.

- Нанар, этого не нужно делать, если мы хотим остаться друзьями, - его голос был на удивление трезв.

Нанар прищурил синие глаза.

- А ты что думал, я так тебе и дам? Нашел девицу!

Он пружинисто вскочил с пола, словно и не было хмельной лени, и решительно вышел как был, даже не подобрав одежду. Ночевал Нанар у себя.

... Если бы, подумал Эдрегол, не открывая глаз, будто пытаясь удержать прожитое мгновение, если бы я тогда не оттолкнул его...

@темы: Арда и окрестности

URL
   

Чайный домик

главная