18:08 

МиФ

Фэндом: Толкин, "Сильмариллион"
Предупреждение: смерть героев.


Обведенным магическим кругом любви, если вы замечали, везет особо, они могущественны, волшебство на их стороне, им все удается без особых усилий.
Н. Галкина, Архипелаг святого Петра



Щурясь от резкого горного ветра, Фингон приложил руку ко лбу и осмотрел окрестности. Ну где же? И словно в ответ на свой немой вопрос он услышал орлиный крик и повернул голову. Над острым пиком кружила огромная птица. Но внимание нолдо приковало не острие пика... Намного ниже, но все равно - неизмеримо выше, чем можно было забраться по проклятой гладкой, как стекло, стене (Враг ее тесал, что ли?) висела почти незаметная и совсем крошечная отсюда фигурка. Предмет его отчаянных поисков. Нэльо.

Фингон решительно двинулся в сторону пика, не позволяя отчаянию овладеть собой. Лишь подойдя к скале вплотную, он понял, как безумны были его надежды. Немыслимо подняться на такую высоту. Он неплохо умел ходить по горам, еще в Амане мальчишками они любили забираться на вершины - кто выше - но здесь у него не было даже захудалой веревки с крюком. Да и куда бы он ее забросил?

- Нэльо! - закричал он отчаянно, откуда и силы взялись. Может быть, он уже мертв? Но нет, фигура чуть повернула голову.

- Кано! - сколько сил потратил пленник, чтобы его голос достиг ушей друга - Фингон подумал и содрогнулся. А ведь силы у него на исходе...

- Я не могу подняться к тебе!

Нэльо что-то крикнул, но ветер унес его ответ. Он крикнул еще. Наконец разобрал. Валар, Нэльо сошел с ума, если просит убить его. Но сколько еще он может терпеть эту боль? Фингон только представил себе и почувствовал самую настоящую боль в плече. И в сердце. Он нерешительно накинул тетиву, поднял лук и опустил. Нэльо что-то крикнул... не разобрать... Фингон решительно вытер слезы и вскинул оружие снова. Пусть они встретятся теперь только за западным морем, но его друг, его Нэльо больше не будет страдать. Слезы застилали глаза, и первая стрела ушла куда-то вбок. Он положил на тетиву вторую, как вдруг ветер, до сих пор резавший лицо, вдруг ударил в спину, да так, что Фингона ощутимо пихнуло вперед, и он невольно оглянулся. Позади него складывал крылья гигантский орел. Он смотрел на нолдо умным желтым глазом - как будто хотел что-то сказать. Было в нем что-то неправильное, но нолдо не стал разбирать. Фингону не надо было подсказывать, он все понял и возблагодарил Эру, устраиваясь на скользкой спине гигантской птицы.

Фингон не ошибся. Орел плавно поднялся в воздух, словно не чувствуя на никакого груза. Вот он поравнялся с Нэльо. Боль снова сжала сердце при одном взгляде на почерневшее лицо, потрескавшиеся губы и невидящие глаза его друга, на все его изломанное тело, выгнувшееся в мучительно неудобной позе. Сначала Фингон поднял и затащил тело на спину орла, потом попробовал вырвать из камня стальной крюк. Но крюк был делан на совесть... Если у мастеров, работающих на Врага, есть совесть. Орел с трудом удерживался почти на одном уровне, и Фингону было страшно даже думать, что будет, если он сейчас отлетит далеко от стены и тело вновь повиснет без опоры.

Решение предложил Маэдрос.

-Руби мне руку! - И, видя, что друг медлит, повторил:

- Руби! Я не выдержу...

Фингон вытащил меч и, внутренне содрогаясь, примерился к запястью. Рука, несомненно, уже начинала отмирать. Может, будет не так больно? Он ударил, стараясь закончить с одного удара, и почувствовал, как валится ему в объятия отощавшее тело, а из обрубка, на который он не осмеливался взглянуть, начинает капать кровь. Ме-едленно. Прижав Нэльо к себе, завернув его в свой плащ, Фингон торопливо заговаривал кровь, перетягивая обрубок чистым лоскутом. Нэльо, кажется, потерял сознание, но это уже не страшно... ничего, ведь орел, посланный, несомненно, Силами, сейчас доставит спасителя и спасенного в Барад-Эйтель или в любое другое место, где живут эльдар. Там целители, там помогут, там Нэльо ничего не угрожает.

Орел кругами поднимался все выше. Фингон хотел было сказать умной птице, чтобы не подлетала так близко к черной башне, опасаясь выстрела, но не успел. Орел подлетел к башне и мягко опустился на площадку на самом верху. Конечно. Чего же еще ждать...

- Какие гости! - послышался резкий восхищенный голос. - К нам пожаловали сыновья и наследники не только Первого, но и Второго дома нолдор. Какая честь!

Говоривший не скрывал иронии. Фингон поднял на него глаза, леденея от ужаса и ненависти.

Майя. Высокий, выше даже Нэльо, черноволосый, стройный, скрестивший на груди руки. Разглядывающий их с насмешкой и тщательно скрытым презрением в серых глазах.

- Право, я был тронут, такая братская любовь, - продолжал он. - Или не только братская?

Фингон спрыгнул на площадку и бережно снял со спины предательской птицы Майтимо. Птица покосилась на них и улетела. Нэльо висел у него в руках, не в силах стоять. "Жаль, - отстраненно подумал Фингон, - что нельзя вытащить меч."

Ветер свистел здесь еще сильнее, не давал говорить и дышать, однако майе, по-видимому, это не мешало нисколько.

- Как просто, - продолжил черный майя, подходя ближе. - Берем полуживую наживку и вешаем ее... вешаем в подходящее место. И вот у нас уже две наживки вместо одной. Как ты думаешь, нолфинг, сколько твоих родичей я еще смогу поймать на такой нехитрый трюк?

- Ни одного! - стиснув зубы, отвечал Фингон.

- Хочешь сказать, что все они умнее тебя? Ну, тебе виднее, твои же родичи. А что, позволь узнать, погнало тебя в это неуютное место?

- Любовь, - Фингон говорил отважно, но смотрел он не на своего противника, а на рыжую макушку Нэльо. Тот положил голову ему на плечо и привалился всем телом - он был слишком слаб. Что-то замирало от страха в груди, но страх этот совершенно не имел никакого отношения к Ангбанду.

- Любовь? - майя произнес это так глумливо, что Фингону немедленно захотелось дать ему по красивой роже. - И на что еще ты бы пошел ради любви?

- Я отдам свою жизнь - за его. Устраивает тебя такая сделка? Отпусти Нэльо, он и так уже...

Майя задумчиво разглядывал обнявшихся эльфов, обходя их кругом.

- Я мог бы убить вас обоих... или, что лучше, подвесить рядышком на той же скале... - он выдержал паузу. - Но ты меня заинтересовал, нолдо. Ты считаешь, что жизнь феаноринга ценнее твоей? И это после того, как он обманул вас? Бросил умирать тебя, именно тебя, во льдах?

- Ценнее, - ответил Фингон сквозь зубы.

- Оч-чень романтично! И так... по-нолдорски... глупо. Я тронут, - майя остановился, глядя в лицо Фингона.

- И ты согласен умереть здесь, в Ангамандо, чтобы твой беспутный феаноринг продолжал жить... Хорошо, будь по-твоему!

- Дай слово, что ты доставишь Нэльо к эльдар! - торопливо проговорил Фингон. - Поклянись всем, что есть у тебя святого!

Маэдрос протестующе выговорил:

- Нет! Я не согласен! Пусть он уйдет отсюда! Я более ценная добыча для тебя, Гортхаур!

- Майя оживился и потер ладони.

- Так-так, становится все интереснее! Вы еще подеритесь, выясняя, кто из вас для меня представляет большую ценность.

- Нэльо, не говори с ним, он все равно обманет, - горько проговорил Фингон, на мгновение опуская лицо в рыжие спутанный пряди - ему так давно этого хотелось. - Прости, что не смог освободить тебя. Но мы умрем вместе.

- Нет, мне это нравится! - с хохотом вскричал тот, кого назвали Гортхауром. - Ваше представление, эльфы, просто изумительно, я давно так не развлекался. За одно это я, пожалуй, подарю вам жизнь. Хотя... вы ведь все равно не сумеете толком ею распорядиться... Вернетесь к своим восторженным вассалам, залижите раны и вновь кинетесь на моего повелителя со своими игрушечными мечами...

Вы просто не в состоянии понять, насколько вы ничтожны перед ним. Но ладно. Я обещал, и сдержу слово. Значит, твоя жизнь - за его, так?

Фингон посмотрел в глаза майи. Он как будто снова оказался в Хэлькараксе - среди ледяного мрака и холода, без всякой надежды дойти.

Он кивнул:

- Так, моя жизнь - за его.

Гортхаур довольно оскалил белые хищные зубы.

- Я щедр, нолдо, я не заберу твою ничтожную жизнь сейчас. Вы уйдете отсюда оба, я даже дам вам лошадей, чтоб вы смогли добраться до ваших. Но помни, Фингон, твоя жизнь принадлежит мне... и я ее заберу... в тот миг, когда ты забудешь об этом... когда ты будешь слишком уверен в победе и слишком счастлив этой вашей любовью...

А сейчас - я отпускаю!

... вспоминал Маэдрос в день Нирнаэт Арноэдиад, прижимая к сердцу серебряно-голубой стяг Фингона, пропитанный его кровью...

@темы: Арда и окрестности

URL
   

Чайный домик

главная