17:35 

Бобыль

Фэндом: Толкин, "Властелин колец"
Дисклаймер: Все права на персонажей принадлежат их создателям.
Предупреждение: смерть героя



Ох, доня, да я бы и после войны на него не польстилась, хоть тогда и жениха моего убили. А как замуж вышла, и подавно. Ниже он меня на полголовы был, а я совсем не высокая, может, это и не главное, а хочется, чтоб мужик был как мужик. Вон на моего посмотри - воин, в охране самого короля, сильный - лошадь на загорбок поднимет. А этот... Главное - горбатенький он и на правый бок скособоченный. Умный - это да, только не с бабами, а с книжками, да и слабосильный. Ну так видно - всю жизнь бобылем и проживет. У меня-то уж трое, а он все забыть не может, как мне цветочки носил и баллады эльфийские рассказывал. Петь толком не может, голос слабенький, самому под стать, так он пересказывал - память-то крепкая, не то что спина. Ухаживал, стало быть. С тех пор я нет-нет, да и скажу ему что ласковое или пирожков каких суну.

И вот иду я раз переулком, спешу, я все-таки в самом дворце стряпаю, опоздать никак нельзя. Смотрю, стоит. Перекособочился пуще прежнего, глаза навыкате, лицо бледное, будто три дня не ел. Но он же у короля в книжной палате служит, что ж ему, пожрать нечего? И смотрит сквозь меня, будто не замечает. Глянула я в ту сторону, куда калека наш глаза лупит... Ой, батюшки, это ж к нам эльфийское посольство пожаловало. Ну или не посольство. Может, в гости. Государь наш с эльфами знается, они ему друзья и побратимы, вот и женат на эльфийской королевне. Стало быть, эльфы к нам заглядывают. Не то что при прежнем правителе. Все уж на их красоту волшебную насмотрелись. А этот смотрит, будто первый раз видит. Или и впрямь первый? Он же сидит там, в книжки по уши зарылся, жизни не видит. И как смотрит! Не дышит аж.

Впереди на гнедом коне едет статный такой эльф, первый раз его у нас вижу. Не сам эльфийский король или как его там назвать, но видно, что за одним столом с ним сидит. С ним еще с десяток. Девки да и молодухи вдоль дороги выстроились, стараются улыбнуться покрасивше, чтобы те на них посмотрели хоть. А они и так посмотрят - вон, улыбаются направо-налево. Ну и бобыль наш у стенки притулился. И глаза у него прямо не сказать какие.

Мне стоять без дела некогда, бегу во дворец, дел невпроворот. Насмотрюсь еще.

Прибежала я, на кухне только об этом и разговоров - дескать, приехали эльфы, король велел не ударить лицом в грязь. Мол, чему-то наших мастеров учить будут, как по дружбе с королем нашим Элессаром. Значит, обед надо получше и поизысканней. Пока возились, колдовали над соусом к оленине, над сладким пирогом, болтать было некогда.

А к вечеру заглянул мой мужик. Говорит, послезавтра будет пир для всех, и для знатных, и для простых, сам король сказал. И эльфы там будут. Может, даже петь будут, главный-то у них - королевский менестрель, что ли. И скоро ли я домой пойду, а то в ближайшие дни он меня увидеть не надеется.

Хоть на кухню еще два десятка помощников пришло, все равно крутились мы как белки в колесе на королевской кухне, хорошо, ты у меня уж взрослая девка, и приготовишь, и за мелюзгой посмотришь.

Суматоха суматохой, а я все про бобыля думала - что он, бедолага, поделывает. В праздник дел у книжников немного, сидит, поди, как сыч, один. Так задумалась - чуть было котел с кипятком на ногу себе не опрокинула. Тут уж я рассердилась на горбатого - ты глазами лупаешь, а я при чем - и порешила больше про него не думать.

На королевский пир собрался весь город. Народу у нас немеряно, но пригласили всех. Я уж и боялась, куда такую прорву народа рассадить. Но ничего, столов понаставили на площади, на всех хватило. Смотрю, а народ стих, и из замка выходит наш король и бережно так ведет королеву. Дочка у няньки, а следом за королевой выходят эльфы - к ней поближе держатся - и военачальники, и главы гильдий. Для них уж места были приготовлены на помосте. Вот сели они, король знак подает, чтоб орать перестали. А как не драть глотку - любят у нас короля. И объявили, что сейчас начнется состязание певцов и менестрелей, и следом эльфы петь будут. Ну, кое-кто выпивать и закусывать бросил, подался поближе. Сытые, стало быть. И то сказать, живем хорошо.



Наши певцы эльфам не чета, но песни и у них есть больно уж хорошие. Мне наши больше по нраву, эльфы все про высокое норовят, про какие-нить заморские чудеса, а наши попроще будут. Такое иной раз завернут, не одни девицы, и сама покраснеешь. При короле похабщину петь негоже, на нее-то певцы наши больши-ие мастера, так начали с песни о победе над Черным Врагом. Смотрю, бабы глаза начали вытирать, я тоже пригорюнилась: вспомнила жениха. Хоть и второй мой - сокол, так и первый был орел. А как грянули песню про красавицу, что с войны милого не дождалась, так половина толпы носами зашмыгала. Король нахмурился, да и приказал, видно, спеть что повеселее - на пир пришли, не на поминки. Пока наши мялись, что при таких людях петь, тот высокий эльф, что ехал во главе, королю мигнул, достал свою лютню и как начал... Я-то думала, что у эльфов все песни тягучие да печальные, ан не так. Сначала-то он без голоса играл. Вроде мелодия простая да не особо бойкая, а на сердце повеселело, и плакать больше неохота. А тут он и запел. По-своему поет, а как-то все понятно. Ну не слова, конечно, а понятно и все тут. В такт кое-кто притопывать начал, кислых рож больше не видно.

И тут толпу как лопатой отодвинуло. Смотрю, кто-то сомлел, что ли, или выпил с избытком за королевский счет. Подошла ближе - наш бобыль лежит: белый, глаза закачены, не дышит. Ну он много не выпьет, сталбыть, сомлел от жары или еще отчего. Подняли его, бедолагу, на лавку положили, водой побрызгали. Он глаза открыл, смотрит очумело, понять не может, что с ним. Я над ним наклонилась, говорю, все с тобой в порядке, мил человек? Он вроде ответить хотел, да снова чуть в обморок не грохнулся. Оборачиваюсь я, и прямо в грудь мужскую утыкаюсь. А это эльф подошел посмотреть: я говорит, целитель, если что нужно - помогу. Берет он нашего бобыля за руку и начинает запястье ему мять. Тот глаза выпучил - и снова не дышит, на эльфа смотрит как умалишенный. Эльф-то в глаза ему посмотрел, улыбнулся и сказал, что он здоров и ушел обратно на свое место. Праздник шел своим чередом, книжник наш домой, что ли, собрался, потому как не видно его было.

Ну мне за ним смотреть некогда, своих дел по горло.

Не каждый день пировать, надобно и делом заняться. А в городе ровно праздник какой - девицы ходят принаряженные, народ веселый, да и сама я уж не молоденькая, а и то что-то на душе радостно. Ну, ясно, эльфы ж в городе. И такой праздник у нас шел месяца два. Стряпаешь - весело, белье полощешь - весело, в огороде гряды полешь - и то нескучно. Ну а бедолагу, бобыля нашего я с того пира так и не видела. Может, и у него празднично на душе было.

А как пошло дело к осени, узнала, что вот-вот эльфы к себе отправятся. Я-то их видала раз пяток за все время, да и то хватило, а молодушка Мельдис, что комнаты их убирала, аж рыдала навзрыд, хоть ничего они ей не обещали и говорили, как со всеми, ничего лишнего.

Собрались они, стало быть, на конь, да и поминай ветра в поле. Мой говорит, утром выехали, чуть забрезжило, ну, ясно, торопились засветло побольше проехать. Ну и все.

А на другой день зарядили дожди, я в кладовой сижу, мешки с чечевицей считаю, а у самой сердце так и тянет, так и тянет. Забегает повар наш хромой, выбегает, ищут кого-то. Ко мне - не видала? Кого, говорю, не видала? Да книжника нашего король кличет, найти не можем. Я не девица на выданье - за вашим книжником бегать, это я им говорю, а внутри все обмирает. Где ж ты, дурак такой, бродишь, ты на королевской службе, понимать должен. Это я на него сержусь вроде, а у самой уж слезы катятся.

Время к обеду, а у меня кусок в горло не идет. Еще сорока наша принялась жару подбавлять, рассказывать, дескать, втюрился наш горбатенький не в кого-нибудь, а в самого короля эльфов, околдовал тот его прямо, приходил он с нашим королем два раза в книгохранилище, что-то у горбуна спрашивали, а тот сиял как начищенный котел. Я вертихвостку оборвала так строго. Про кого это ты такое говоришь, срамница? Эльфийский-то король тебе что, девка навроде тебя, которая и во сне мужикам глазки строит. А над убогим потешаться стыдно, язык язвами покроется. Отчитала я ее, а про себя думаю: ой правду коза болтала! А на дворе все льет, и льет, и льет.

Горбун наш вскоре отыскался - далеко-то он не ушел. Наши же на него натолкнулись, когда с обозом возвращались в город. Видно, выскочил он вслед за эльфами, только они с рассветом, он к вечеру. Разве ж за ними угонишься - он пеший, они верхами! Заночевал он под кустиком и нашли его там то ли волки, то ли какие лиходеи, не знаю. Только по котомке и опознали - кто еще в дорогу возьмет свиток с эльфийскими стихами вместо доброго меча? Похоронили косточки и все.

Вот они, эльфы. Не людская их приветливость, одно горе всем от них. А тебя, доня, увижу, как на эльфов пялишься - не посмотрю, что невеста, веника не пожалею.

@темы: Арда и окрестности

URL
   

Чайный домик

главная